?

Log in

No account? Create an account
Quizzing the Anonymous
Ignoramus et ignorabimus
Recent Entries 
13th-Jan-2030 01:37 pm - [sticky post] Contents
thinking
If a man will begin with certainties, he shall end in doubts; but if he will be content to begin with doubts, he shall end in certainties. (Bacon)

Давно кругом меня о нем умолкнул слухCollapse )

Last updated on Sept 21, 2017
https://sites.google.com/site/shkrobius/table-of-lj-contents
20th-Feb-2018 10:09 pm - Ум и сердце
thinking
Вот и наступило время для традиционного полугодового поста про дураков.

Пословица говорит: в 20 лет ума нет - и не будет. Хотя мой жизненный опыт целиком согласуется с народной мудростью, знающие люди возражают. Изречение, утверждают они, отражает золотой век человечества; ныне необходимо делать поправку на всеобщее среднее, а так же высшее, образование. Свидетельством сего является хотя бы пресловутый афоризм про ум и сердце. Джон Адамс (1799) дает его в сл. форме:

...A boy of 15 who is not a democrat is good for nothing, and he is no better who is a democrat at 20.

из чего следует, что американского дурака позднего 18-го века (как и дурака русского того же времени) не составляло труда распознать к 20-му году его дурацкой жизни. В версиях изречения, ходящим в 19-м веке, момент прозрения уже отодвинут:

...Celui qui n’est pas républicain à vingt ans fait douter de la générosité de son âme; mais celui qui, après trente ans, persévère, fait douter de la rectitude de son esprit.

К началу 20-го века критический возраст съезжает за 25:

...If you’re not a socialist before you’re twenty-five, you have no heart; if you are a socialist after twenty-five, you have no head.

К середине 20-го века просветление достигается на пути к среднему возрасту,

...If you aren’t a liberal when you’re young, you have no heart, but if you aren’t a middle-aged conservative, you have no head.

Вот что делает современная медицина! Кто бы в 18-м веке в 20-летнем дураке распознал потенциал к столь поздней трансформации?

***

Лев Давидович Ландау учил, что дурак - индивидуум, период обучения которого уму-разуму превышает естественную продолжительность человеческой жизни. Мудрено ли, что конечный итог определяется не только врожденными качествами, но так же методом обучения и средней продолжительностью жизни? Последняя растет, и ныне даже на старом дураке нельзя окончательно ставить крест. Учитывая общее старение населения, это, возможно, наша единственная надежда и последний резерв... И то: если за 200 лет народное просвещение в среднем накинуло 15+ лет томительной неопределенности, кто знает, что таит далекое будущее?

***

Однако, мне такой взгляд представляется излишне пессимистичным.

Я сомневаюсь в самом дуалистическом посыле афоризма, столь характерном для наших отцов-основателей. Хотя Сократ учил, что все людские несчастья имеют источником недостаток мудрости, он не подразумевал под этим ум, отделенный от сердца, или сердце, обделенное умом.

Когда я слушаю, скажем, борца за социальную справедливость, что мне говорит разум? Разум говорит, что социальная справедливость заключалась бы прежде всего в том, чтобы безотлагательно повесить этого борца на первом попавшемся фонаре, т.к. именно такого действия требуют интересы социума и справедливость. Разум говорит так же, что по справедливости 99.999% из нас можно смело ставить к стенке за то, что мы натворили, и живем мы не столько справедливостью, сколько милосердием, чьи границы не стоит испытывать, ибо запасы ограничены. Разум так же говорит мне, что аморально быть инструментом исполнения самоубийственных желаний дураков даже в том случае, когда они недвусмысленно ими артикулированы. Что у дурака есть, наверно, мама, которая его любит; маму жалко. Что игрою случая дурак может народиться у всех, включая даже меня самого. Что вешать людей на фонарях нельзя, даже если это поощряет социальная справедливость. Что там, где начинают дураков вешать по фонарям, одними дураками дело никогда не кончается.

Или мне это говорит сердце, а не разум?

Афоризм противопоставляет то, что должно составлять целое. Чтобы быть 20+ летним радикалом, необходимо прежде всего быть абсолютно бессердечным человеком, и только потом уже абсолютно безмозглым человеком. Юному борцу за справедливость не хватает не столько ума, сколько практического опыта соучастия в злодеянии во имя высшей справедливости и знакомства с его последствиями на своей шкуре.

***

Дурак - существо цельное: интеллектуальные и душевные качества его неотделимы. С возрастом одно врастает в другое, достигая более совершенной гармонии, но уже к 20-ти годам сплавление ипостасей достигает той стадии, которую не в состоянии поколебать и само даже министерство народного образования.

В этом можно убедиться, например, разглядывая фотографии, снятые в разные моменты жизни дурака: от молодого, начинающего дурака, до старого, совершенно безнадежного дурака. Нет, не наивность молодости, не волнение отзывчивого сердца глядит на нас с первой фотографии; это самая обычная глупость. А вот к ней прибавилась злая гримаска. Тут уже несомненная спесь, а здесь блеск в глазах...

Со временем портрет Дориана Грея становится более завершенным, но живописец не лгал с первого мазка.
thinking
Родившись в СССР, я не встречал убежденного коммуниста/тку (так, чтоб обобществлять жен, детей и последнюю рубашку) до 18-ти годов. Были, были тогда еще сталинские соколы, но коммунистической в них была лишь фразеология, превратившаяся в мое время в нечленораздельное мычание. А тут с неба свалилась девица из будущего: аргентинская анархокоммуна отправила ее учиться в Москву на химфак. Училась она недолго (коммуна отозвала ее обратно), но за это время oнa успела карнально познать все общежитие и войти в легенды. Слово и дело у коммунистки не расходилось, и в лицемерии ее упрекнуть было нельзя.

Парадоксально, но при официальной коммунистической идеологии в СССР был дефицит коммунистов. Местный продукт так же походил на фирменный товар, как валенки на кроссовки. Легуиновские утопии про 250-летний анархический рейх казались наивными сказками: идейных коммунистов можно было найти только на загнивающем Западе, в джунглях и пампах, куда не дошла поступь пятилеток. Диалектика коммунизма в отдельных странах была такова, что камерады на этом свете долго не засиживались; их место занимали проверенные кадры ответственных товарищей, по форме и содержанию напоминавших тараканов.

***

В Англии с коммунистами в конце 80-ых дело было швах (хотя я еще застал последних троцкистов с маоистами), но левое движение не стоит на месте.

Освобождение угнетенных капиталом пролетариев сменила парадигма, которая имела широкий резонанс с сердобольной британской публикой: две ноги плохо, а четыре - хорошо. Воплощением тезиса занимался Фронт Освобождения Животных (АLF). Как водится, у внешнего движения имелась внутренняя боевая группа, непонятным образом друг с другом связанные.

Не проходило недели без акции.

Факультет был окружен лабораториями, где работали с животными. Самым чреватым было соседство с факультетом экспериментальной психологии, где ставили опыты с годовалыми шимпанзе и детьми. Боевики подложили бомбу в машину декана факультета, запаркованную рядом с детским автобусом. К этому времени они уже провели кампанию по рассылке бомб по почте, отравили крысиным ядом шоколадки в супермаркетах и т. п. Бомбу взрывать было не нужно: достаточно было намека. Периодически поступал анонимный звонок, что подложена бомба. Нас выгоняли на улицу, спецназ прочесывал здание. Это занимало несколько часов. Позже сирена звучала в соседнем здании. Не успокоились революционеры и через двадцать лет; все так же воюют с тем же факультетом
https://www.theguardian.com/uk/2005/jul/21/businessofresearch.animalwelfare
https://www.theguardian.com/education/2007/feb/01/highereducation.animalwelfare
но уже без прежнего задора.

Более всего запомнилась мне такая акция. Неподалеку был институт вирусологии, а при нем виварий и инсектарий. Революционер бросил гранату в окно вивария, чтоб трансгенные мыши бежали на свободу, но ошибся окном, и вместо мышей вылетели зараженные комары.

Тут даже камрады признали промашку... и напрасно. Не в этом ли акте вся квинтэссенция переустройства мира? Скандирующих о том, что четыре ноги лучше, чем две, никогда не посещает мысль о том, что по их собственной логике шесть ног - еще лучше, чем четыре.

На шестиногих я к тому времени насмотрелся по горло, но взглянуть на их личиночную (двуногую) стадию было познавательно.

Левой, левой, левой.
17th-Feb-2018 07:14 pm - Jardin des papillons
thinking
О бабочка, о мусульманка -
Тебя муравей-иудей
Встречает, когда спозаранку
Спешишь ты к шахаде своей.
Газоны формального сада,
Гулял где с Селестой Бабар,
Твоя, умиранка, засада,
Масада, аллаху акбар.
Бурнуса глухая палитра
И кокона плотный чехол, -
Скрываете ль тайный тринитро-
У талии вы -толуол? -
Когда широко и бесстыже
Ты будешь на пару минут
Парить по родному Парижу
Как черного шелка лоскут?
thinking
В детстве мне много рассказывали о светлом будущем. Программа состояла из трех пунктов: (1) весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем, (2) мы наш, мы новый мир построим, и (3) к звездам.

Проблема начиналась уже с п. 1 программы. Вопреки учениям основоположников, победа над миром насилья оказалась физически невозможной, невзирая на готовность применить насилие для достижения столь благородной цели. Мир насилья можно было разрушить до основания - но лишь ценою разрушения до того же состояния нашего славного нового мира. Цель была близка - и одновременно так далека. Борьба с миром насилья зашла в безвыходный тупик. Можно было остервенело хлопать тапкой по трибуне, можно было грозить кузькиной матерью из-за гнилого забора, но это был максимум максиморум, на который оказался способен авангард человечества. Патовая ситуация называлась доктриной ядерного сдерживания. Она не давала светлым силам построить новый мир и махнуть к звездам.

Таков был общий взгляд на вещи, но он не выдерживал критики чистого разума. Истинным снованием доктрины была не логика взаимного уничтожения, а ограниченные возможности ядерного оружия и средств их доставки.

***

(Термо)ядерное оружие вызывает разрушение и радиоактивное заражение. Сторона, которая наносит первый удар, может защитить себя от разрушения, закопавшись поглубже (плевать на тех, кто остался наверху). Страх ядерного оружия основан не столько на его способности к разрушению (чему свидетели Токио и Дрезден), сколько на долговременном радиоактивном заражении: это оно превращает жизнь спрятавшихся в бесцельную агонию. Если мысленным экспериментом вычесть из ядерного оружия радиоактивное заражение, устраняется главная предпосылка к сдерживанию: неотвратимость расплаты не для абстрактных "народов", а конкретно для нажимающего кнопку.

То же самое с ракетными носителями. Особенность химических ракет в том, что они летят достаточно долгое время, чтобы противник мог нанести координированный ответный удар. Если бы время полета занимало доли секунды, у наносящего первый удар появилось бы реальное преимущество: ответного удара может не последовать. Ответный удар хорош только как гипотетическая превентивная мера: в случае реального нападения он бесполезен; он уничтожает последнюю надежду на спасение для выживших. Ответственные за такой удар (при малейших признаках разума) его не нанесут, т.к. от этого действия зависит их собственное будущее. Автоматическая система ответного удара представляет еще большую опасность, чем противник, и тоже не годится.

***

Оставляя фантастам гиперпространство и нуль-транспортировку, путешествие к звездам предполагало единственное решение: аннигиляцию материи и антиматерии в качестве источника энергии.

Подобное устройство нарушило бы оба неписанные условия доктрины сдерживания. Аннигиляция электронов и позитронов дает гамма кванты низкой энергии, которые не могут навести искусственную радиацию: это и есть мое воображаемое устройство, дающее эквивалент ядерной бомбы без радиоактивного заражения. Оно же является средством доставки себя в любую точку земного шара за ничтожное время. Никакая доктрина сдерживания не может остановить применение подобного оружия.

К звездам лететь будет некому.

***

К счастью, наш мир устроен так, что построить в нем светлое будущее практически невозможно. Например, возможности химических ракет ограничены энергиями связей (т.е. постоянной тонкой структуры), константой гравитации и радиусом земли. Время нанесения ответного удара ограничено скоростью физиологических процессов. Неизбежность радиоактивного заражения заложена в ядерной физике. Время жизни античастиц в мире, состоящем из частиц, так же сильно ограничено. Мы защищены хорошо и надежно, но вовсе не доктринами и благими пожеланиями: в мир заранее ввинчены предохранители на тот случай, если кому-либо взбрендит построение светлого будущего.

А звезды... Хер с ними со звездами.

10th-Feb-2018 02:35 pm - Diversity
thinking
У меня в лаборатории (как почти у всех в Америке) начальство озабочено ею.

Пожалуй, я тоже... Меня стало смущать, что у нас 85% постдоков китайцы. Они сами уже жалуются ("я приехал поработать в Америке (!), а у вас тут одни китайцы - зачем я приехал, если здесь те же самые китайцы?"). Дело даже не в том, что китайцы, а в том, что у них схожие биографии: как будто с конвейера сошли. Китайцы приехали в поисках разнообразия, но как раз с этим у нас сейчас проблема.

Я не припомню, чтобы когда-либо ранее была такая однородность.

***

Моя национальная лаборатория - дитя манхэттeнского проекта. В проект было вовлечено немало бруклинских евреев. Отнюдь не все из них были Фейнманами. В конце проекта (особенно в Чикаго) оказалось так же немало подписантов меморандума Лео Сциларда, в котором тот просил Трумэна не применять ядерное оружие. Их лишили допуска и записали в черные списки. После окончания проекта, многие оказались без работы: университеты тогда нанимали евреев в порядке редкого исключения.

Когда открылись национальные лаборатории, туда ринулся поток "отверженных". Они же впитали в себя женщин, привлеченных к исследованиям во время войны из-за нехватки мужчин; так у нас оказалась Мария Гепперт-Майер (Чикагский университет согласился для нее только на неоплачиваемую профессуру). Недавно на лекции, посвященной ее памяти, нам показывали фотокопию оценки ее работы, которая сохранилась в отделе кадров. В год, когда ей дали нобелевскую премию по физике, там стояло meets expectations... В 60-ые начался отток в университеты, но лаборатории оставались полны колоритного народа, которому не находилось места за их пределами.

Я застал конец этих легендарных времен. Среди моих коллег был чернокожий химик, причем очень хороший. После 15 лет борьбы за diversity, среди постоянных сотрудников у нас нет ни одного (есть постдок, и тот француз). Был сотрудник, который водил бурные гомосексуальные романы со своими постдоками, кажется, к обоюдному удовольствию. Была сотрудница - оголтелая феминистка - и другая - не просто оголтелая феминистка, но и активистка-лесбиянка в придачу. Был один страстный проповедник-мормон и другой, не менее страстный, проповедник-евангелист. Был пьяница, который вся и всех агитировал за нетрезвый образ жизни; умер от цирроза печени. И так далее. Редко я видел в одном месте такой набор таких ученых.

Отношения были довольно напряженными, но это было место, где было интересно работать. За 30 лет ситуация изменилась: колеру как-то сильно убавилось, и отношения улучшились, но наука пошла вниз. Чем более неутомимой становилась борьба за diversity, тем более однообразен выходил конечный результат. Даже тех меньшинств, которые диверсификаторам более всего желанны, парадоксально становилось меньше, а не больше. Улучшениe процентов достигалось за счет уборщиков и кассирш, что не ускользало внимания самих меньшинств.

Когда критерием попадания в лабораторию была неординарность, результатом становилось diversity (втч и в том узком смысле, как ее понимают чиновники): необычные люди лучше отражают маргинальные группы. Чем более уходили в сторону формальных критериев + diversity, тем более однородный получался результат.

***

Допустим, мы захотим нанять молодого черного химика.

Таких химиков каждый год в стране появляется очень мало, считанное число. Большинство из них из бедных семей, и сразу после университета они идут в индустрию, где большие начальные зарплаты. Из изначально малого числа остается крохотная группа тех, кто ищет академическую работу. Часто это те, кто не может найти место в индустрии. Это из этого числа предполагается заполнить все американские университеты. Так как на университеты де факто спускают расовые квоты, они жестко конкурируют между собою за мало-мальски стоящих ученых в этой горстке (а этот процент всегда невелик независимо от цвета кожи). Наша лаборатория, разумеется, не может тут конкурировать: число пряников весьма ограничено. Поэтому речь обычно идет о худших - худших настолько, что они не вытягивают на формальные показатели. Даже если их нанимают, те быстро уходят: если уровень растет, их переманивают (благо желающих на них много), а если нет, они находят место в индустрии, где платят больше.

Мой соавтор (он сам черный американец, профессор в университете) говорит, что действуя таким образом, мы никогда не найдем себе сотрудников; это невозможно достичь подобными методами. Разумеется, он прав.

***

Проблема старого метода достижения diversity была одна, но серьезная: он напрямую зависел от уровня толерантности в университетах. В какой-то момент метод перестал работать. По большому счету это хорошо, хотя конкретно для нас оказалось плохо.

Однако, все возвращается на круги своя, и я не удивлюсь, если будущее опять за ним.
thinking
Жил-был добрый молодец: профессором стал, вся жизнь впереди. Вреда от него не было, одна польза: сидел тихо в кабинете и доказывал замысловатые теоремы.

Только доказал одну теорему, как тут другой математик (российский жж-ист в придачу) в ней ошибку нашел. Закручинился добрый молодец, ударился об землю соколом, бросил математику и занялся с горя прогрессивной политикой.

Ныне этот молодец избирается в губернаторы штата от родной Демократической партии. А другие два кандидата там такие: один из Кеннеди, другой из Прицкеров. Один мультимиллионер, другой миллиардер. На них смотреть, честно говоря, страшно: глаза бегают. Точные копии предпоследнего губернатора, который угодил в тюрьму - и предпредпоследнего, который тоже угодил в тюрьму. На таком фоне этот молодец - парень хоть куда; позиционирует себя защитником бедных и угнетенных. На неделе он забрел в родные пенаты поделиться грандиозными планами.
https://www.chicagomaroon.com/article/2018/2/6/daniel-biss-talks-free-higher-education-bannon-pro/

Идея у него замечательная: всеобщее бесплатное высшее образование (в штате на грани дефолта). Говорит, дефолт это все враки: у населения на руках полно деньжат, надо только правильно подойти к экспроприации экспроприаторов. План всем хорош, но сперва надо бы построить забор вокруг штата с колючей проволокой поверху, да электрического току по ней пустить, да пограничников с овчарками. У нас и так народ валит из штата; когда начнут грабить награбленное, одни пролетарии останутся. Советская власть без электрофикации, как учил Ильич, это не коммунизм, а хрен знает что. Не только математик так себе, а еще политически неграмотный.

Вот вам последствия грубого российского вмешательства в американскую демократию.

Доколе терпеть?
5th-Feb-2018 10:43 pm - Удивительное рядом
thinking
Осенью читал
http://physicstoday.scitation.org/doi/10.1063/PT.3.3741
https://www.dropbox.com/s/xhgz4nonlaslgdi/grapes%202017.pdf?dl=0
про опыт с виноградинками в микроволновой печи:



thermal maps https://www.youtube.com/watch?v=AiQUrahrMsY

Авторы предлагают, что плазма возникает наиболее эффективно, когда диаметр виноградины равен длине волны, деленной на индекс преломления. Из статьи следует, что достаточно сферы, пропитанной соленой водой (они использовали стандартный суперабсорбер из подгузников).

Я не понимаю, как эта идея работает: если предположение верное, плазменные мостики в точках контакта между сантиметровыми кусочками еды д.б. обычным делом, но я их никогда не видел. Чертовщина какая-то...

В первой статье утверждают, что спорам о механизме явления 20+ лет.

PS: https://shkrobius.livejournal.com/640839.html?thread=12974663#t12974663
4th-Feb-2018 12:35 pm - Стихи для детей
thinking
1.
Жизнь - ты наклонная доска,
По ней, качаясь и вздыхая,
Бредет подобие бычка,
С последним шагом упадая,
Чтоб плыть, кружася, налегке
Как танин мячик по реке,
И, кувыркаясь с горки,
Учиться на пятерки.

2.
Доска моя жизнь и сегодня, качаясь,
Иду я, вздыхая, в конце чтоб упасть,
Но бросила зайку хозяйка, и чаю
Я фату-моргану, лавиной валясь.

Мигая, моргая, матросскую шапку
Напялю, лягушек пугая в овсе,
И мишкину лапу схвачу я в охапку,
Плеща по площадкам, пришью ему все.

3.
Двадцать третие. Вечер. Сочельник.
Карандаш положу я в пенал.
Сочинил же какой-то бездельник
Что главою он ночью качал.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
По доске до обрыва прошел...
С горьким вздохом с бычком прощаясь,
Я сбежала к нему на пол.

Задыхаясь, я крикнула: "Шутка
Все что я написала, мой слон."
В темноте, спокойно и жутко
Он отвесил сухой поклон.

4.
Чтоб не видеть ее под ногтями грязцы,
Ни зеленых соплей, на ходу
Запихните меня, как в рукав, праотцы,
До которых сейчас упаду.

Уведи меня, ночь, от хозяйки моей
В дождь, где брошенный зайка живет,
Потому что бычок я по крови своей
И меня ничего не убьет.
3rd-Feb-2018 07:34 pm - Разное
thinking
Не прошло 45 лет, как я в первый раз применил в своей науке закон Архимеда и даже написал об этом статью, ура! (Сегодня вечером послал). Испытываю заслуженную гордость! Самые разные мудреные законы применял - а этот еще ни разу....

До правила рычага уже не дожить.

***

Летом излагал свою доморощенную теорию сорняков, иллюстрируя ее крапивой и пр. На неделе прислали ссылку -

...Неолитическая стоянка Такаркори (район горной Сахары), которую люди — охотники-собиратели, а затем скотоводческие группы — использовали четыре тысяч лет (10 200–4600 лет назад), дала интересный материал по хозяйственно важным растениям этого временного интервала. У охотников-собирателей в течение 500 лет был большой, но более или менее постоянный набор растений, в котором доминировали сорго и близкие ему виды. В условиях неустойчивого климата сорго сменила хвостовка — неприхотливое растение, способное существовать на нарушенных антропогенных и пастбищных участках: она стала массовой и сохраняла стабильную и высокую урожайность. Вместе с хвостовкой появился, а затем стал основным хозяйственным растением ежовник — вид, столь же устойчивый к неблагоприятным условиям, как и хвостовка, его естественный конкурент. Большинство видов растений, определенных из растительных агрегатов на стоянке Такаркори, сейчас известны как спутники и сорняки культурных видов. Но они долгое время служили основной растительной пищевой добавкой к рациону людей неолита. В морфологии семян заметны признаки отбора, хотя ни одно из тех растений не было одомашнено в Африке. Авторы работы призывают более внимательно присмотреться к сорным травам: эти выносливые виды несут потенциально полезные для человека признаки.

...Все травы из списка древних обитателей Такаркори являются неприхотливыми генералистами, приспособленными к широкому спектру условий. Найти и затем вырастить такие растения проще всего. В силу именно этих их качеств и люди, и растения только выигрывали: людям доставался стабильный дополнительный источник белка и крахмала, а растения вновь и вновь высевались на обитаемых территориях, вырастали на нарушенных участках. Вероятно, в условиях грядущего потепления стоит обратить на сорные травы более пристальное внимание: они могут послужить источником полезных признаков в новых климатических условиях. Ведь в те четыре тысячи лет хозяйствования именно они, эти сегодняшние сорняки, служили людям верой и правдой, из них варили кашу и терли муку. После четырех тысяч лет служения людям трудно их считать уже просто недоразвитыми спутниками «настоящих» культурных растений. Авторы этой работы, как чувствуется из текста, испытывают своеобразную гордость за эти сорняки.
</i>http://elementy.ru/novosti_nauki/433194/Khozyaystvennymi_rasteniyami_okhotnikov_sobirateley_i_skotovodov_byli_sornyaki

Сперва приручат, а потом...
This page was loaded Feb 23rd 2018, 12:59 am GMT.