July 22nd, 2013

thinking

Из жизни ученых. 2

Стоит публичо сказать, что нечто обыденное неизвестно - и непременно кто-нибудь бодро докладывает: вот, существует наука такая-то, а там все доказано. Учи матчасть.

Тут все понятно, комментарии излишни. Есть и академический вариант подобного высказывания. Какой-нибудь профессор встает после доклада и с умным видом заявляет, что он и покойный Джон Свенсон все это объяснили в статье 1988-го года - и удовлетворенно плюхается обратно в кресло, созерцая произведенный эффект. Тут бывает (в отличие от неакадемичиского варианта) иногда непонятно: дурак, лентяй, невежа, или склочник? Т.к. дальнейшие прения существенно зависят от правильного анализа ситуации, необходим либо наметанный глаз, либо универсальный ответ. Методом проб и ошибок я этот ответ нашел, и могу поделиться житейской мудростью. Сказать надо следующее. Я сердечно благодарю профессора такого-то, за то что он упомянул работу, которая мне, к сожалению, неизвестна. В свое оправдание замечу, что из N публикаций об этой проблеме, смог ознакомиться лишь с NN самыми цитированными работами, в которых эта статья не упоминалась, что и привело к печальному недоразумению. Прений не последует.

Но меня более занимает неакадемический вариант, т.к. он иллюстрирует просвещенное мнение, что за исключением свойств бозона Хиггса и метода строительства пирамиды Хеопса современной науке все в нашем подлунном мире известно. Mелкие детали остались, но, вообще-то, все объяснено. Которые образованные тебе еще ссылку кинут: вот же объяснение, в журнале. Есть еще, правда, десятки или сотни статей, которые объясняют Х совсем другим способом, но это уже требует знакомство с предметом, а те, кто с ним знаком, в физиономию ссылку не бросят.

***

Вот пример такого досконально объясненного явления.

Как всех учили в школе, сила трения пропорциональна нагрузке. Почему это так, не учили. И не могут: общей микроскопической теории закона Амонтона не существует. Поразмыслив, легко понять почему: закон универсальный, тогда как видов поверхностей и смазок немеряно. Кроме того, из закона немало исключений. Невозможно заранее даже сказать, когда он выполняется, когда нет.

Значит ли это, что нет объяснений? Написано примерно 50,000 статей и книг, утверждающих, что такое объяснение имеется. Уверен, что каждый такие объяснения читал. Но вот какое дело:

Закон был открыт Леонардо 500 лет назад. Будучи гением, он прозорливо не стал его объяснять.
Через 100 лет переоткрыт Амонтоном. Он его объяснил. Как оказалось потом, неверно.
За ним закон объяснил Кулон. Как оказалось потом, неверно.
За ним закон объяснил Эйлер. Как оказалось потом, неверно.
За ним закон объяснил Герц. Как оказалось потом, неверно.
За ним закон объяснил Дерягин. Как оказалось потом, неверно.
За ним закон объяснили Боуден и Табор. Как оказалось потом, неверно.
За ними закон объяснили Гринвуд и Ульямсон. Как оказалось потом, неверно.
За ними закон объяснил Джонсон, Кендалл и Робертс. Как оказалось потом, неверно.
За ними закон объяснили Израишвили, Ландман и Урбах. Как оказалось потом, неверно.
http://www.nano.gatech.edu/publications/pdf/jgao_Amont_2004.pdf

Это еще главные теории, а вариантов и мелких дополнений - сотни. Переварить эту литературу удалось немногим, да и большинство печатной продукции не заслуживает внимания.

Допустим, я захочу узнать, существует ли на сегодняшний день удовлетворительное объяснение закона Амонтона? Буду ли я открывать энциклопедии? Нет. Это бесполезно. Статьи? Они ВСЕ будут уверять, что понимание, наконец, достигнуто. Они это утверждают последние 400 лет. Свежие обзоры? Да - они хотя бы покажут, почему существующие теории дефектны, т.к. авторы готовят почву для своих собственных построений. Но и это малопродуктивно. Лучше всего спросить тех немногих, кто знает и кому доверяешь. Израишвили я не знаю. Ландмана знаю; из него ответа не выжать. Остается Миша Урбах.

Из скольких-то там миллиардов населения земного шара есть один человек, который может правдиво сказать, известно ли на сегодняшний день происхождение закона Амонтона - хотя этот закон знает любой школьник, начинающий учить физику. Я хотя бы знаю, кто это. И то хорошо.

Остальные могут верить во все, что им угодно.
thinking

Присяжные заседатели

На прошлой неделе в Чикаго произошел судебный процесс, оставшийся без внимания публики.

И я бы о нем не знал, но супруга ухитрилась попасть в присяжные. На свой день рождения, в чем она благоразумно не призналась, опасаясь, что судья скажет "Встать, суд идет!" и заставит присутствующих петь Happy Birthday to You.

Само ее присутствие было удивительно тем, что чистосердечное признание в PhD обычно освобождает обреченного от выполнения гражданского долга. Но ее лишь спросили, нет ли родственников-полицейских. Жена и брякни им в ответ, что нет, ожидая избавительного вопроса об образовании, который, однако, не последовал. Оказалось, что среди присяжных половина была с высшим образованием, а старшина был инженером-архитектором, владельцем компании.

Коллизия, предложенная их вниманию была такова: в городском автобусе два чернокожих джентльмена среднего возраста устроили перепалку с посыланием по-матушке друг друга, пассажиров и водителя. Водитель вызвал на сл. остановку полицию. Полицейские высадили зачинателя и предложили ему поехать на другом автобусе. Разгоряченный джентльмен стал протестовать и ругать полицейских. Когда он начал сильно размахивать руками, полицейские решили его арестовать. Джентльмена скрутили, и (дальшее было неопределенным). То ли он их забористо послал. То ли идиоматично намекнул, что всех их уроет самым извращенным образом. То ли пообещал, что сейчас он ка-а-к выдернет руку, да ка-а-к даст им.

В итоге, кроме сопротивления при аресте тщедушному подсудимому вменили aggrаvated assault, серьезное дело. Полицейские были здоровые белые амбалы, и о чем этот плюгавец мог думать, им угрожая, понять было нельзя. Он не был пьян или накурен. Переволновался, что ли.

Защитник и прокурор были совсем зелеными девушками. Свои юридические соображения они излагали путанно, не договаривая начатых фраз; во время заключительной речи сорвались на визг. Судья, которую этот спектакль явно раздражал, затыкала их, когда они начинали нести откровенную пургу, но совсем их заткнуть было неприлично. Вызванным свидетелям-полицейским подсудимый был безразличен: они даже не удосужились сговориться о показаниях. Один говорил - подсудимый ругался, другой - угрожал, два других не помнили точно, что произошло. В протоколе задержания ни о ругани, ни об угрозах не упоминалось.

Присяжные удалились на совещание и проголосовали, чтобы определиться. То, что было сопротивление при задержании, сомнений не вызывало, но aggravated assault был под вопросом.

Среди присяжных было два негра-рабочих, мексиканец - водитель поезда, и одна голосистая тетка, наполовину мексиканка, наполовину негритянка. Они дружно проголосовали за aggravated assault. После этого белое большинство час уламывало цветное меньшинство признать, что поведение подсудимого не дотягивает до статьи обвинения. Жена, начитавшись недавних газет, только диву давалась такой расовой солидарности.

Рабочие говорили: а че, влип - теперь будет сидеть. Не надо хамить в автобусе и обижать наших городских полицейских. Мексиканец-водитель добавил, что он таких балаболов перевидал на своем веку, и с ними иначе нельзя. Да, да, именно так, кивали головами рабочие. Тетка не могла решить в ту или иную сторону.

Архитектор оказался сильно подкован по юридической части и произнес блестящую речь, которую стоило произнести защите. Ему вторили два программиста с либертарианскими наклонностями.

Образование - великая сила. Работяг переубедили. Последней дрогнула тетка, оказавшаяся в полном меньшинстве. Все же и она присоединилась, но сначала жаловалась, что белое большинство навязывает ей мнения - и еще про процесс Зиммермана. Тут работяги не выдержали. Высказались.

Подсудимого оправдали.

Жена сильно зауважала городское судопроизводство.