March 16th, 2014

thinking

Материал будущего

Занимался перовскитами, полагая, что они были открыты прилежным русским геологом, которого звали Перовский. Сегодня выяснил, что

Граф Лев Алексе́евич Перо́вский (1792-1856) — один из братьев Перовских, к которому особенно благоволил император Николай I. В 1841-52 гг. министр внутренних дел, в 1852-55 гг. министр уделов.

1841й - это "И вы, мундиры голубые, // И ты, им преданный народ." Лев Алексеевич все успел: сначала мундирами заведовал, потом на народ переключился. Он же был знаменит тем, что украл громадный казенный изумруд для своей коллекции (по-человечески понимаю, сам коллекционировал в детстве).

А назван перовскит немцем Густавом Розе, сопровождающим Александра Гумбольдта в его сибирской экспедиции. Из благодарности к высокому начальству, той экспедиции милостливо поспособствовавшего.

Вот тебе и материал будущего...
thinking

Под настроение

Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более -- изувеченным?
За дверью бессмысленно все, особенно -- возглас счастья.
Только в уборную -- и сразу же возвращайся.
Cлейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.
thinking

Вот мы встретились, бедная юность

Когда-то давно читал у Романa Лейбова: самиздатовские перепечатки - сокровищница русской филологии, так как они позволяют воочию увидеть деятельность народа-языкотворца, переосмысляющего малопонятный текст. Пресловутая Эрика таки брала четыре копии, но в последней из них отличить о/е и н/и было часто невозможно. Зато можно было увидеть коллективное бесознательное. Лейбов иллюстрировал это трансформацией мандельштамовских

За Паганини длиннопалым
Бегут цыганскою гурьбой —
Кто с чохом чех, кто с польским балом,
А кто с венгерской чемчурой.


в

За Паганини длиннополым
Бегут цыганскою гурьбой
Кто с чехом - чех, кто с польским балом,
А кто с венгерской немчурой.

http://old.russ.ru/ssylka/99-04-26.htm#pozhizni

За длиннополым иноверцем пристроились в пляске пол-соцлагеря: так, конечно, доходчивее.

Но это без умысла, что возьмешь... Сегодня же NNN убила меня чистосердечным, но запоздалым признанием: что в дни ее диссидентской юности она намеренно (так!) изменяла строчку у Бродского в "От окраины к центру". - Как же твоя рука-то повернулась? - Сам посмотри:

Предо мною река
распласталась под каменно-угольным дымом,
за спиною трамвай
прогремел на мосту невредимом,
и кирпичных оград
просветлела внезапно угрюмость.
Добрый день, *** вот мы встретились, бедная юность.


Если сравнить с другими строфами стихотворения, то в последней перебивается ритм. - Что ж ты изменила? - Я вставила в *** Ленинград - он отлично с "оград" рифмуется. - Сколько же ты таких копий напечатала? - Наверно, двадцать.

И я сразу вспомнил, как читал у родни на ул. Чехова возле Московского вокзала это стихотворение. Копию можно было еле разобрать. И начинает мне сдаваться...