shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Categories:

Плесень

Однажды отец ехал на поезде и разговорился с попутчиком в купе. В какой-то момент собеседник спросил, хочет ли отец узнать, с кем говорит? Отец кивнул, и попутчик спросил, помнит ли он знаменитый фельетон "Плесень" о стилягах-убийцах? B 1953-м году студенты зверски убили юношу-комсомольца Эдуарда, который собирался донести их преступный план в органы. Отец, разумеется, помнил. Дело было громкое, последствия были немалые; его юность пришлась на кампанию борьбы с узкими брючками.

...почему могла возникнуть в здоровой среде советской молодежи такая гнилая плесень: люди без чести и совести, без цели в жизни, для которых деньги служили высшим мерилом счастья, а высокие человеческие идеалы — любовь, дружба, труд, честность — вызывали лишь улыбку? Откуда появились эти растленные типы, как будто сошедшие с экранов гангстерских американских фильмов? Что толкнуло молодых девятнадцатилетних людей, московских студентов, на преступный путь? Нищета, безработица, голод, дурной пример родителей? Ни то, ни другое, ни третье. Андрей — сын крупного ученого. Мать Александра — кандидат технических наук. Отец Альберта — полковник в отставке. Отец Анатолия — инженер.

Оказалось, что собеседник был одним из стиляг, проходившим по этому делу. Он отсидел в тюрьме и вышел на свободу. Дело было почти полностью сфабриковано.

...Оперативники взяли в активную разработку всех знакомых убитого и путем исключения вышли "в цвет". На компанию завсегдатаев "Коктейль-Холла", где главным был Андрей Передерий. Вот здесь-то дело об убийстве из областной прокуратуры ушло в московскую, и дальнейшую оперативную разработку вели следователи из МГБ. Оперативники из МГБ быстро слепили из компании молодых гуляк устоявшуюся преступную группу, которая готовила ограбление квартиры одного большого советского начальника и вооруженное нападение на кассу некоего подмосковного института. Тем более двое из этой компании уже посягнули на госсобственность, украв в лаборатории своего учебного заведения старый микроскоп. Убитый якобы знал, что ребята из компании Андрея Передерий собираются раздобыть стволы и совершить вооруженный налет, и хотел сообщить об этом компетентным органам. Юношу скорее всего убили явно в обычной пьяной драке, испугались, увезли в лес и зарыли.

Об этом знали уже в 60-ые годы, но труп там, оказалось, и вправду был. По словам попутчика, убитый был стукач, постоянно угрожающий доносами, и в какой-то момент решено было ему набить морду для острастки. Есть врожденный дефект шейных позвонков, которые так хрупки и утончены, что даже несильный удар может сломать шею. На их беду, у стукача был этот генетический дефект. Ему слегка двинули, и он скончался. Ребята перепугались, что на них будут шить политическое дело, и спрятали тело. Произошла трагедия, которая могла случиться с любым, но случилась с ними.

Отец вспомнил, что у них в институтской компании тоже был такой стукач-шантажист, и как ему набили морду через несколько месяцев после смерти Сталина.

Но у того позвонки были прочны, как железобетон.


Фельетон «Плесень» Б. Протопопова и И. Шатуновского был опубликован в газете «Комсомольская правда» 19 ноября 1953 года.

...В третьем часу ночи, когда начали тушить свет в ресторанах, Александр, как обычно, появился в коктейль-холле.
— Ребята здесь? — спросил он швейцара, кидая ему на руки макинтош.
— Здесь, здесь, — ответил тот, услужливо распахивая двери.
Молодой человек поправил перед зеркалом прическу и прошел в зал, раскланиваясь направо и налево. За стойкой на высоких вертящихся табуретах сидели его друзья. Альберт, худощавый юноша с бледным лицом, сосредоточенно тянул через соломинку ледяной коктейль «черри-бренди». Анатолий, подняв к хорам взлохмаченную голову, неистово аплодировал певице и под смех публики кричал дирижеру оркестра:
— Заказываю «Гоп со смыком», плачу за все!
Андрей, плечистый блондин, по-видимому, уже не слышал ни музыки, ни аплодисментов. Он положил голову на стойку, и галстук его купался в липкой винной смеси.
Из коктейль-холла молодые люди вышли последними. На улице уже светало, но дружки не думали прощаться.
— Захватим девчонок — и ко мне на дачу, — бормотал Андрей, подходя к своей машине.
Пьянка на даче продолжалась до утра.
День уже клонился к вечеру, когда дружки проснулись. Залитая вином скатерть валялась в углу, пол был усеян осколками битой посуды, стулья опрокинуты…
— Повеселились славно. Ну а что дальше? — спросил Андрей, обводя компанию мутным взором.
Он вывернул свои карманы:
— Пусто. От сотни, которую позавчера дал отец, осталось пятнадцать центов.
Молодые люди задумались.
— На этот раз я, кажется, смогу вас выручить, — нарушил молчание Альберт. — Вчера днем заходил к одной знакомой. Взял кольцо «на память». Об этом она, разумеется, не знает.
Все повеселели. На «выручку» приятели отправились пить пиво.
Веселая, беззаботная жизнь продолжалась. Вскоре появился пятый собутыльник. Это был Николай — тоже молодой человек, внешне очень скромный и воспитанный.
— А ты не замечаешь, что все время пьешь на наши деньги? — спросил его однажды Андрей, расплачиваясь в ресторане.
— Я бы рад принять участие в общих расходах, но у меня нет денег. Мама дает мне только на обед.
— Нет денег! — захохотал Александр. — Пора называть вещи своими именами… Только что мы пропили деньги, которые Андрей вытащил из кошелька своего отца.
Николай на следующий день принес завернутый в бумагу маленький золотой крестик. И крест был пропит.
Разгульная жизнь требовала денег каждый день. Однажды, когда Анатолий занимался в лаборатории, подошел Александр.
— Нужны деньги, — шепнул он. — У Андрея снова брать неудобно: он и так уже распродал всю домашнюю библиотеку.
Анатолий посмотрел вокруг и, заметив, что лаборантка повернулась спиной, показал пальцем на микроскоп.
Александр мгновенно понял приятеля. И вдруг оба испугались. Одно дело — красть у родителей и знакомых, которые никуда не пойдут жаловаться, и совсем другое — стащить казенную вещь. Но выпить было не на что. Кому же брать? Они бросили жребий. Монета упала на «орла». Обливаясь холодным потом, Анатолий схватил микроскоп и положил в свой чемоданчик.
Одна кража влекла за собой другую. Дружки стали подумывать о более крупном «деле», которое дало бы им сразу много денег. Николаю, который был уже полностью в руках шайки, поручили достать оружие и найти квартиру, которую можно было бы ограбить. Выбор пал на два «объекта»: один из них квартира, другой — касса одного из институтов, расположенного в пригороде Москвы. Вот тогда особенно пригодилась машина влиятельного папаши Андрея.
Остановка была только за оружием. Без него грабить не решались. Но Николай, давший слово украсть пистолет, трусил. Он чувствовал себя между двух огней и не знал, что делать. Тогда «товарищи» завезли Николая в лес и, приставив нож к горлу, взяли обещание, что оружие будет доставлено.
Неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не помешало одно обстоятельство: о некоторых проделках компании узнал знакомый Андрея Эдуард В. А что, если Эдуард расскажет о них кому-нибудь? Или, что еще хуже, сообщит куда следует? Не будет ли это той нитью, за которой потянется весь клубок?
Спустя два месяца в пустынной местности, за несколько километров от Москвы, был обнаружен труп юноши. Это был Эдуард. А вскоре бандиты сели на скамью подсудимых. Андрей и Александр получили по двадцать лет исправительно-трудовых лагерей, Альберт — пятнадцать, Анатолий — десять. Николая сочли возможным к суду не привлекать.
Таков печальный финал этой истории.
Советский суд сурово, по заслугам наказал бандитов. На этом можно было бы поставить точку. Но нам кажется, что названы не все виновные.
В самом деле, почему могла возникнуть в здоровой среде советской молодежи такая гнилая плесень: люди без чести и совести, без цели в жизни, для которых деньги служили высшим мерилом счастья, а высокие человеческие идеалы — любовь, дружба, труд, честность — вызывали лишь улыбку? Откуда появились эти растленные типы, как будто сошедшие с экранов гангстерских американских фильмов? Что толкнуло молодых девятнадцатилетних людей, московских студентов, на преступный путь? Нищета, безработица, голод, дурной пример родителей? Ни то, ни другое, ни третье. Андрей — сын крупного ученого. Мать Александра — кандидат технических наук. Отец Альберта — полковник в отставке. Отец Анатолия — инженер.
В обвинительной речи на суде прокурор, цитируя высказывания замечательного советского педагога А.С.Макаренко, говорил о том, что в отношении родителей к своим детям должно соблюдаться чувство меры. Дети страдают от недостатка любви родителей, но портиться могут и от избытка любви — этого великого чувства. Разум должен быть регулятором семейного воспитания, иначе из лучших родительских побуждений получаются наихудшие результаты и аморальные последствия.
Разума, этого регулятора семейного воспитания, не было в семьях осужденных.
Как гром среди ясного неба обрушилось на эти семьи известие о том, что их выхоленные, «воспитанные» сынки на самом деле грабители и убийцы!
— Наш сын невиновен! Он не способен зарезать даже курицу! Это ужасная ошибка! — таковы были первые слова, с которыми родители обратились к следователю.
Они наняли лучших адвокатов и стремились любыми путями смягчить участь своих детей. А мать Александра даже явилась к родителям убитого Эдуарда и предлагала им деньги за то, чтобы они постарались выгородить на суде ее сына.
Толстые папки следствия, многочисленные документы, показания свидетелей обличают не только преступников. Атмосфера преклонения и угодничества, окружавшая юношей в семье, исполнение любых желаний приучили их к мысли, что им все дозволено. Известно, что такими же убеждениями была проникнута дореволюционная так называемая золотая молодежь: сынки богатых дворян, фабрикантов, купцов. Родители осужденных не дворяне, не фабриканты и не купцы. Это люди труда, которые не мыслят своей жизни без общественно-полезной деятельности. Но уважение к труду и верность этим принципам они не сумели воспитать в детях, считая, что все это придет само собою, с годами, а пока, дескать, пусть погуляют и повеселятся. А ведь от праздности, от распущенности до преступления — один шаг…

***
...по рассказу Игоря Скорина, бывшего в начале 1950-х годов замначальника УГРО по Московской области, журналисту Эдуарду Хруцкому дело было так:

..."Весной в одном из подмосковных районов появился "подснежник", так на сленге сыщиков называется труп, закопанный в снег зимой. "Подснежник" был с явными следами насильственной смерти. Убитый был совсем молодым, никаких документов на трупе обнаружено не было, кроме завалявшегося в кармане брюк московского троллейбусного билета первого маршрута. Вполне естественно, оперативники подняли все заявления о пропавших молодых людях за зимний период. Так была найдена мать покойного, которая опознала в убитом своего сына. Молодого человека убили зимой, а найден он был в рубашке и брюках. Следовательно, его убили или в корыстных целях, то есть сняли пальто и пиджак, или трагедия произошла в помещении, а потом труп перевезли в лес. Вторую версию подтверждали следы от буксовавшей неподалеку машины. Так выстроилась первая версия. Молодого человека, студента престижного института, убивают на даче, а потом труп на машине, возможно "Победе", перевозят в лес. Оперативники взяли в активную разработку всех знакомых убитого и путем исключения вышли "в цвет". На компанию завсегдатаев "Коктейль-Холла", где главным был Андрей Передерий. Вот здесь-то дело об убийстве из областной прокуратуры ушло в московскую, и дальнейшую оперативную разработку вели следователи из МГБ. Оперативники из МГБ быстро слепили из компании молодых гуляк устоявшуюся преступную группу, которая готовила ограбление квартиры одного большого советского начальника и вооруженное нападение на кассу некоего подмосковного института. Тем более двое из этой компании уже посягнули на госсобственность, украв в лаборатории своего учебного заведения старый микроскоп. Убитый якобы знал, что ребята из компании Андрея Передерий собираются раздобыть стволы и совершить вооруженный налет, и хотел сообщить об этом компетентным органам.
Юношу скорее всего убили явно в обычной пьяной драке, испугались, увезли в лес и зарыли. Но следствие решило иначе. Было сработано дело о группе молодых людей, ведущих антиобщественный образ жизни, который и привел их к самому тяжкому преступлению. По делу об убийстве и организованной преступной группе проходило четыре человека. Двое получили по двадцать лет лагерей, один 15, и один 10 лет..."
http://dmpokrov.livejournal.com/157736.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments