shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Category:

Футбол

С пяти лет сын ходил играть в футбол в клубе AYSO. Одетые в формы дети, мальчики отдельно, девочки отдельно, играли на большой, расчерченной мелом поляне в парке у озера. В апреле-мае шел турнир, заканчивающийся раздачей кубков участникам. Лучшие из команд играли с другими клубами.

На отдельной опушке в самом углу парка шли футбольные игры для детей, которых в разные исторические периоды называли по-разному, чтобы не обидеть, но каждый раз название становилось обидным, и приходилось выдумывать новое. Сто двадцать лет назад (во время знаменитой всемирной выставки) там находились наскоро сработанные из фанеры и гипса павильоны, изображающие сладкую жизнь грядущего двадцатого века. Именно с них Фрэнк Баум, посетивший выставку, списал Изумрудный Город. В своих предсказаниях сказочник оказался ближе к действительности, чем прекраснодушные викторианцы. Наблюдая действие на опушке, легко было вообразить, что идет поединок между жевунами и мигунами, в котором побеждали те, кого больше оставалось на поле к концу игры; по мячу при этом могли ни разу не попасть. Вокруг стояли болельщики-родители, подбадривая подопечных.

Так шло годами, пока на опушку не забрел один Страшила, недавно получивший дар мозгов от волшебника Гудвина. Он указал родителям на несправедливость: их дети должны были играть на общих основаниях, а не отдельно. Прозревшие родители осадили клуб и городские власти, и когда дело дошло до суда, руководители клуба согласились с начинанием Страшилы. Из эгалитарных соображений каждой команде, играющей на большой поляне досталось по одному мигуну соответствующего пола.

За несколько минут первого матча стало ясно, что игра приобрела элементы бега с препятствиями, где препятствия гуляли, как им вздумается, иногда останавливаясь, чтобы обнять мяч. На такой случай было заготовлено несколько мячей. Так как по-прежнему шла ротация игроков, препятствия изображали то защитников, то нападающих, то (выражаясь фигуративно) "стояли" на воротах. Иногда получалось, что оба препятствия прохлаждались в запасе, и тогда игра на время напоминала обычный футбол, только чтобы через несколько минут вернуться в привычное русло.

Сначала ошалевшие дети задавали родителям вопросы о смысле жизни, но вскоре до них дошло, что футбол - по самой своей сути - игра состоящая из нелепых ограничений: штанга не считается, руками мяч не брать, и т. п. Присутствие мигунов было одной из многих нелепостей, о которых надлежало не горевать, а использовать в победе над другой командой.

Дети изобрели новый вид футбола, подобного которому я никогда не видел. Стратегия должна использовать самое слабое место противника, и такое место было найдено. Например, были команды, которые принципиально не играли на нападение, а строили глубоко эшелонированную защиту до тех пор, пока чужой мигун не становился вратарем; тогда они полностью переключались на нападение и забивали пять голов в пять минут.

Не буду рассказывать про трюки, изобретенные смышлeными университетскими детьми; желающие могут дать простор воображению. Каждый матч приносил новую находку, и к концу сезона не было состязания более изощренного, чем гайд-парковский футбол. Весною слухи о необычной игре поползли по городу, и на нее стали съезжаться окрестные жители, которые пили пиво из бутылок, обернутых бумажными пакетами, и заключали пари об исходах поединков. По непредсказуемости результата и зрелищности, новая игра далеко оставила позади то, что показывали по телику. Оказалось, что некоторые мигуны имели более высокий стратегический потенциал, чем другие, и их переманивали между командами. Потрясенные родители жевунов, не ожидавшие такого поворота дела, начали тяготиться ситуацией, где таланты их питомцев были столь бесцеремонно вынесены на публику, став предметом живейшего интереса и мелкой спекуляции.

Так шло, пока не начались игры с клубами, до которых еще не докатился прогресс. За год дети настолько увлеклись новой игрой, что совершенно разучились играть в обычный футбол и продували с разгромными счетами. Кубки им, конечно, давали, но после матчей они были расстроенные и подавленные.

В последний день сезона, сын сказал, что больше не хочет играть в футбол. Клубу удалось набрать только половину обычного набора; мой сын был не одинок.

Летом родители мигунов и жевунов взбунтовались, и Страшила направился в путешествие по дороге из желтого кирпича. Игры на поляне и опушке пошли старым чередом.

Да здравствует Гудвин, Великий и Ужасный.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Канадские загадки

    Гостил у сына в Монреале и увидел в местной газете неизвестную мне загадку (они ее binaire называют). Пишут, она возникла в Японии, оттуда…

  • Индийский желтый

    Мне нечего стыдиться: мои Тернеры висят в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Берлине, Вене. Я прочел все, написанное о его живописи, - а это сотни полотен…

  • Штуковина

    Спасибо, что зашли в лавку. Я Шмидт, слышали про такого? Всю жизнь строгал да клеил, теперь, увы, глаза не те. В мастерской хозяйничает сын, а я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Recent Posts from This Journal

  • Канадские загадки

    Гостил у сына в Монреале и увидел в местной газете неизвестную мне загадку (они ее binaire называют). Пишут, она возникла в Японии, оттуда…

  • Индийский желтый

    Мне нечего стыдиться: мои Тернеры висят в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Берлине, Вене. Я прочел все, написанное о его живописи, - а это сотни полотен…

  • Штуковина

    Спасибо, что зашли в лавку. Я Шмидт, слышали про такого? Всю жизнь строгал да клеил, теперь, увы, глаза не те. В мастерской хозяйничает сын, а я…