shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Category:

К вопросу о вопросах

На уроках, семинарах, и все больше - на докладах - принято задавать оратору вопросы по ходу дела; тем более, их принято задавать в конце. В 19-м веке это рассматривалось как верх неуважения. На моей памяти в советской армии на ритуальный вопрос "Вопросы есть?", задающий немедленно сам отвечал: "Вопросов нет".

Применяя теорему Больцано, можно преположить, что существовал переходный период, когда нахальные студенты уже задавали вопросы, а их старомодные преподаватели категорически на них отвечать отказывались. В Америке этот период пришелся на 40-ые годы. У Гелл-Манна есть замечательные воспоминания, часть которых он пересказывает здесь
http://www.webofstories.com/playAll/murray.gell-mann
(Там множество интересных монологов за жизнь разных корифеев).

В 40-х годах Йель был слаб в "современной" физике, и для поднятия боевого духа туда пригласили Грегори Брейта (который формула Брейта-Раби и Брейта-Вигнера).
https://en.wikipedia.org/wiki/Gregory_Breit
ака Григория Альфредовича Брейта-Шнайдера.

По Гелл-Манну, если Брейту было задать вопрос во время лекции, то он выбегал из класса и закрывался в кабинете. Делегация доверенных студентов тогда шла молить Брейта продолжить занятия, давая торжественную клятву, что никто и никогда задавать вопросы более не будет. Григорий Альфредович так же запрещал студентам читать "книги" (учебники), дабы самостоятельное чтение не препятствовало усвоению его лекций. Категорически запрещено было и читать (в любом виде) об общей теории относительности - Брейт считал, что это необратимо испортит мышление будущих физиков.
http://www.webofstories.com/playAll/murray.gell-mann?sId=10566

Подобное не было редкостью. Тот же Гелл-Манн рассказывает про Швингера в Гарварде конца 40-х годов.
http://www.webofstories.com/playAll/murray.gell-mann?sId=10580
Швингер не только из принципа не отвечал на вопросы во время лекций, но и после них. В начале лекции он начинал писать бисерным почерком формулы на верхней левой части доски. В конце лекции он доходил до нижней правой ее части. Звуковое сопровождение было минимальным. Стратегия Швингера была не лишена остроумия: расписание занятий составлялось так, чтобы после его лекции сразу был обед. Швингер приходил на лекцию с 20-минутным опозданием и заканчивал лекцию на 20 минут позже - за пять минут до закрытия кафетерия. Голодные студенты едва успевали добежать с его лекций поесть.

Вопросы есть?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments