shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Categories:

Джемс. 1

Учителя физкультуры в 57-й школе звали Джемсом (Джеймсом) Владимировичем Ахмеди. Он преподавал там с 47-го года. На интернете можно найти немало признаний матшкольников о том, как Джемс сделал из них людей. До знакомства они были рахитиками и дистрофиками, а к 10-му классу подтягивались по 20 раз! А в здоровом теле и дух здоровый водится.

В 10-м классе я подтягивался ровно столько же, сколько в 7-м: нуль раз.

***

С момента знакомства Джемс заинтриговал меня необычным именем и внешностью. О своем прошлом он нам не рассказывал. Лишь недавно я узнал детали его биографии из воспоминаний правнучки:

...Сын иранского торговца коврами, возглавлявшего в Москве «Ковёрскусэкспорт», он учился в 25-й образцовой школе, поступив туда с помощью МИДа. В классе его брата Чарли был Василий Сталин, которого [пра]дедушка учил боксировать. Долго ещё после школы младший сын Иосифа Сталина поддерживал с ним отношения.

...Помимо Сталина, [пра]дедушка Джеймс был связан с другими большими людьми с Лубянки, ведь до 57-й школы он возглавлял «Юный Динамовец» при НКВД и МГБ. По понедельникам, которые дедушка называл «чёрными», он должен был отчитываться о проделанной работе перед заместителем Берия и одновременно председателя общества «Динамо» Мельштейном. Однако дедушка был не из робких – и о вещах, за которые другого давно бы сослали на Колыму, говорил открыто, в глаза. Но Мельштейн [1], как и младший Сталин, тренера ценил и подобные речи ему прощал. Конечно в ВВС и в «Динамо» дедушку любили не за красивые глаза. Какие только виды спорта он не освоил! Разве что до коньков руки не дошли. А в те времена с этим очень считались. Поэтому-то именно ему руководство «Динамо» доверило подготовку праздничных парадов на Красной площади, а гороно направило преподавать физкультуру сначала в 19-ю школу, а затем в 57-ю.

...Прадедушка рассказывал, что после войны в 1948 году ему пришлось вновь встретиться с Василием, он тогда преподавал физкультуру в 57 спецшколе, где учились дети руководителей страны. И как-то за ним пришла машина. «Василий Иосифович вас просит приехать к себе домой»,- сказал шофёр и повёз дедушку на Гоголевский бульвар. В гостиной, где стоял огромный стол с разными деликатесами, его встретил Василий. Обнял, поцеловал. (Василий тогда был командующим ВВС Московского военного округа). После этого у них состоялся серьёзный разговор. Сталин сказал, что ему из учащихся этой школы нужно набрать группу по плаванию и пополнить детишками велосипедную и конную секции ВВС. И дедушка, конечно, согласился.

...Дедушка говорил, что это были лучшие годы его жизни. Многих он помнил. Например, дочку Стаханова Клаву, очень ласковую и балованную девчонку, не дававшую проходу сыну Кагановича - Юре. Сына Фрунзе – Тимура или внуков Рокоссовского - Костю с Павлушей. Первый был красавец, второй- шкодник и говорун. А внук Хрущёва – Ваня Аджубей однажды пришёл в школу в джинсах, а когда дедушка отправил его домой, стал учителю дерзить. Ребята его извиняться тогда заставили. С внуком Чуйкова вышел другой казус. Как-то он заявился в школу навеселе. Дедушка посоветовал ему пойти в суворовское училище. Коля впоследствии так и поступил. А потом в благодарность принёс своему любимому учителю громадный букет пионов. Когда дедушка рассказывал свою биографию, в которой немало встреч с интересными людьми я очень гордилась тем, что ему удавалось, общаясь с такими знаменитыми людьми, оставаться самим собой: честным и порядочным человеком.

http://pobeda.vif2.ru/posts/item/1192

Другая интересная деталь: в начале 50-х имя Джемса фигурировало на допросах в Лубянке как члена антисоветской группы. Об этом вспоминал Фрид
http://lib.ru/PROZA/FREADV/58_2.txt (стр. 70)

***

Выше тройки я у Джемса не получал. Договориться мне с ним было невозможно, а аттестат портить не хотелось. Директриса заверила меня, чтоб я не волновался: в крайнем случае, она переправит. Все же отец решил поговорить с Джемсом. Я отвел его, а сам ждал в спортивном зале на скамейке. Там стоял тошнотворный запах пота, пыли и кожи. Они говорили с час. Разговор шел сначала тихо, потом на повышенных тонах, потом перешел в крики и мат.

После разговора отец сказал, чтобы я держался от Джемса на пушечный выстрел. Нужды в этом не было: Джемс сам избегал контакта. В журнале сама собой возникла годовая пятерка. После школы я несколько раз сталкивался с Джемсом; тот делал вид, что смотрит в стену.

***

Отец вырос на Арбате. Кроме того, он был весьма проницательным человеком и обладал отличной памятью. О чем они тогда говорили с Джемсом, он мне не сказал, хотя я его несколько раз спрашивал.

[1] = Мильштейн. Когда после ареста Берия его пытались арестовать, он погиб в перестрелке, сперва уложив восемь человек, см. https://books.google.com/books?id=Q7nfCwAAQBAJ&pg=PT130
Tags: 57
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments