shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Categories:

Бунт на корабле. 6

В 57-й школе я мечтал стать Галуа.

Я был в этом желании не одинок: целое поколение матшкольников все мечтали стать Галуями. Подобного единодушия я не припомню со времен детского сада на Сиреневом бульваре: там, восседая на эмалированных горшках, мы столь же горячо и страстно хотели быть космонавтами.

***

Галуа был знаком времени. Дух его бродил по Европе, не чураясь улицы Маркса и Энгельса.

Галуа был бессмертен и вездесущ наряду с графом Монте-Кристо, Павкой Корчагиным и их детскими инкарнациями - Мальчишем-Кибальчишем, Маугли и Гаврошем. Про Галуа сочиняли беллетризированные рОманы друзья Советского Союза; можно было собрать полку биографий, написанных лучшими людьми планеты. В некоторых он смахивал на лишнего человека времен Николая Палкина, в некоторых - на задорного польского шляхтича, были французские, американские, английские, немецкие версии героя, в которых Галуа мгновенно приобретал стереотипные национальные черты. Одно это должно было настораживать, и тем не менее до поры до времени я не задавал себе естественного вопроса: почему мне столь назойливо предлагают эмулировать Галуа, а не Пифагора, Виета, Эйлера, Лагранжа или Гаусса?

Или, скажем, нарративного антагониста Галуа - Коши.

Коши при Галуа был вроде Шерхана при Маугли; Пуассон - шакал Табаки - шестерил у Шерхана под ногами. Шерхан исповедовал людоедские взгляды. Ему не зазорно было надавать горящей веткой по морде, чтоб животное знало свое место. Медведь Балу с пантерой Багирой были с Маугли одной крови; даже с удавом Каа у Маугли было много общего; с Шерханом его не объединяло ничего. С ним можно было быть человеком.

Вот кто, кстати, пострадал из-за своих взглядов и держался молодцом до конца: Шерхан-Коши. Не нужно быть Галуа, чтобы тебя с энтузиазмом гнобила братия коллег за то, что ты следуешь своей совести.
https://en.wikipedia.org/wiki/Augustin-Louis_Cauchy#In_exile

Более всего тут поражает перестановка ролей: Коши, которого травили с младых ногтей, не разбирая средств и не стесняясь подлости, в романтическом предании изображается ничтожным злодеем, тогда как Галуа - этакий лорд Байрон, хотя единственное ужасное, что с ним произошло в его короткой математической жизни - мягкое, по сегодняшней мерке (и справедливое) замечание Пуассона + потеря рукописи, что было нормой 19-го века и происходило со всеми (включая Коши). То, что называют теорией Галуа, к Галуа имеет касательное отношение (названо Жорданом; им же переосмыслено как теория групп). Лиувилль посмертно прочел и представил в Академии записки Галуа, не поняв, что имеет дело с "теорией Галуа".

Я читал лет десять назад интересную книжку об истории романтизации Галуа. Поучительное чтение.
https://www.amazon.com/gp/product/0674046617
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17367007

Толчок дал Софус Ли. Он был ученик Жордана. От него Ли узнал про теорию, которую Жордан называл теорией Галуа. Где-то в 1880-х годах Ли написал о рассказанной ему Жорданом теории очерк и обнаружил, что ничего не знает про Галуа, кроме того, что тот был студентом Эколь и рано умер. Он начал наводить справки, но никто не мог его просветить. Тогда Ли попросил директора Эколь выяснить, кем был Галуа, чтобы добавить к обзору биографический очерк. Тот принялся за дело; на беду он оказался пламенным республиканцем и горячим патриотом (дело было после прусско-французской войны, когда помешательство подобного рода было нередким явлением). Так возник первый романтизированный облик Маугли-Галуа. С каждым поколением к скупой информации, собранной его первым биографом, добавлялись новые воображаемые детали, пока не возник миф, где республиканский Галуа стал наделен всеми чертами его антагониста - роялиста Коши. Тот, контра, тридцать лет отказывался принести присягу реввоенсовету, как его ни били по мордасам поленом.

***

"Галуа" - своего рода миф о короле Артуре: появление сказаний об Артуре вернее всего сигнализирует отмирание рыцарского кодекса. Неважно, кем был король Артур - и был ли вообще. Бандитам с большой дороги хочется воображать себя наследниками короля Артура; у рыцарей Круглого Стола в этом нет потребности. Математическому сообществу понадобилось почти сто лет после роковой дуэли, чтобы возникла острая потребность в "Галуа", и лишь по случайности она была удовлетворена Галуа.

Мне с пылом и восторгом предлагали делать жизнь с "Галуа" лишь для того, чтобы я, упаси Б-г, не стал сам собой. Как были собою Коши, Эйлер, Гаусс, Лагранж.

Люди, которые одним своим существованием делали "Галуа" ненужным.
Tags: 57
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments