shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Categories:

Многостаночницы. 4. Исповедь несостоявшейся многостаночницы

...Я после 8 класса ушла в физмат школу. И тут вдруг вышло постановление, что все должны получить рабочую профессию. Директор школы вздохнул и отправил всех девочек на фабрику «Веретено». Это старая дореволюционная фабрика на Обводном канале. Видела я там действующие дореволюционные станки (в 1975 году!), но работала на советском. Работали мы раз в неделю по четыре часа. Нам надо было перематывать нитки с маленьких катушек (початки – ~ 80 г) на большие бобины ~1,2 кг, т.е. примерно по 15 початков на бобину. Сначала, пока учили, было просто, надо было обслуживать всего пять бобин. Надо было менять початки и связывать узелки, кроме того, если нитка рвалась, тогда надо остановить бобину, завязать узелок и снова запустить бобину. Потом нас поставили по одной девочке на станок – это около 40 бобин, кажется. Надо было ходить туда-сюда вдоль станка (примерно 15 метров), следить за початками и обрывами. Я за первый день так набегалась, что уже лыка не вязала от усталости. Чтобы вечером заниматься не могло быть и речи.

Вот тогда я включила голову. Как сделать так, чтобы всё успевать и меньше уставать? Я перестала метаться вдоль станка, стала ходить равномерно, чтобы початки сматывались по очереди. Если нитка обрывалась, то я оценивала сколько ниток на данном початке, сколько – на соседних, сколько метров идти к той бобине и в зависимости от этого принимала решение – возвращаться к обрыву или продолжать идти дальше вдоль станка. Мастер это заметила и стала ставить за моей спиной девочек, чтобы они наблюдали и перенимали. Оказалось, что я работаю по прогрессивному методу, который только недавно стали внедрять в этом цеху технологи. Метод назывался «с разгона початков». Самое главное было преодолеть искушение и не бросаться сразу к обрыву. То есть, сначала подумать, потом – делать. Но никто из девочек так и не смог. Они продолжали метаться вдоль станков. А у меня оставалось много свободного времени, я не уставала, подходила поболтать. Дать мне два станка было нельзя – охрана труда подростков.

Нам за работу платили с выработки. Так вот после первого месяца моя зарплата была почти в два раза выше, чем у остальных! Девчонки не понимали: она только ходит, языком чешет! Больше меня зарабатывала только Катюшкина. Она была здоровая, сил у неё было много, она могла себе позволить не думать, а изображать броуновское движение у станка. Мы ее за глаза окрестили «Катушкиной».

Потом, по окончанию обучения, меня звали после школы на фабрику, говорили, что я перспективная. Но я на математический факультет пошла...

(подсмотрено здесь http://ptitza.livejournal.com/717556.html?thread=4877044#t4877044 )
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments