shkrobius (shkrobius) wrote,
shkrobius
shkrobius

Categories:

Ketzele. 2

Есть на свете чудный город в среднерусской полосе,
Все медведи там евреи, барсуки евреи все.
Тетка Двойра варит пиво, пьянка тут же у ворот,
И сбегается счастливый ашкеназский весь народ.
Ну-ка солнце, ярче брызни! Прекратить, евреи, хай, -
Мы идём к социализму! - крикнул резник Мордухай.


В начале 90-х я жил год в канадском университетском городке. Скука стояла смертельная; за пару месяцев я доходил до кондиции. В Монреале я садился на поезд. Поезд шел вдоль узкого озера; из окна были видны горы, леса, водопады; особенно красиво было зимой, когда все было покрыто снегом. Время тянулось медленно. С вокзала я ехал на Брайтон-Бич, где жила моя одноклассница; она была врачом-резидентом в Бруклине. Трех-четырех дней было достаточно. К концу срока меня неудержимо рвало с Брайтона куда угодно, да хоть в канадскую глубинку. Прилив энергии был невероятный. Обратный путь занимал мгновения. Шока хватало на два-три месяца; затем природа брала свое, и все начиналось по новой... В Монреале я садился на поезд и т. п.

Не знаю, чтоб я делал без тех поездок в Брайтон-Бич. Свихнулся, наверно. Чудный город, пусть и не в среднерусской полосе...

***

Есть выражение - "карикатурный еврей". Большинство знакомо с карикатурами, созданными для внешнего употребления, но существуют более занятные карикатуры - для употребления внутреннего. Вот, например:

...The stereotypical Litvak is portrayed as unemotional, withdrawn, intellectual, and mercilessly critical; he challenges authority and is by nature skeptical, stubborn, and impatient with, and suspicious of, others. The Litvak’s commitment to tradition is suspect; his Judaism purely intellectual. Hyperbolic expressions of the stereotype maintained that even when he is studying Torah, the Litvak has one leg out the door of the bet midrash (study hall), on his way to inevitable apostasy. He studies Mishnah, Talmud, and halakhic codes publicly, while at the same time furtively glances into Christian scripture or reads Marx and Tolstoy. The Litvak was called, derisively, tselem kopf—meaning, split the head of a Litvak and you’ll find a cross. There was widespread suspicion among Polish Jews that Litvaks somehow lacked a yidishe neshome, an authentic Jewish soul, and that there was something inherently flawed, “goyish” and lacking in authentic Jewish flavor (yidisher tam), about them—the latter confirmed by the Litvak’s austere diet, which contrasted with the sweeter and more complex foods of Galitsianers. http://www.yivoencyclopedia.org/article.aspx/Litvak

Здесь нет пункта обвинения, который я б не слышал в свой адрес много раз. Клейма на мне ставить негде. Вся родня такая, яблочко от яблоньки недалеко падает. Удивительно ли, что я полагал подобные наши качества нормой, а отклонения - отклонениями? Эта иллюзия продолжалась до 57-й школы. Все каналы восприятия разом были переполнены, и меня раздирали противоречивые реакции. Это был другой градус бытия; в небольших дозах он пьянил, в больших - вызывал рвоту, но хотелось еще.

Подобного рода опыт поджидал эмигрантов из столиц. Я слышал немало проникновенных рассказов о первом тесном знакомстве с массою белорусских и украинских соплеменников, хоть в том же Брайтон Биче. Много, много выслушал я таких историй. Прямо, - говорили они, - настоящая этнографическая экспедиция, понимаешь?

Эге, - думал я про себя, - эге-ге...

***

Два века в моей семье в каждом втором поколении старшего мальчика называли Ильей в честь Виленского Гаона, Элияху бен Шломо Залмана. Быть бы и мне Ильей Соломоновичем, кабы не бурный 20-й век. Гаон был гением, которые рождаются раз в 500 лет, и это его пример сделал литваков литваками. Это он поощрял интерес к наукам (сам он живо интересовался астрономией и геометрией). Это его ученики образовали первые иешивы. Это он лежит в основе моих семейных традиций, и мне никуда не уйти от его колючего взгляда.

Виленский Гаон был так же главным вдохновителем притеснений хасидов.

После его смерти, пронесся слух, что хасиды плясали от радости, и прошла новая волна притеснений. Хасиды обратились за помощью к властям, в ответ последователи Гаона потребовали заключить хабадников в острог. И хотя их оттуда потом выпустили, эпизод имел самые роковые последствия. Власть разглядела в готовности привлечь ее ту степень предательства, которая была ей необходима. Отношения между общинами были подорваны, и возник фольклорный (а, может быть, не такой уж фольклорный) литвак. В дополнении к расколу внутреннему, произошел и раскол внешний. Жестокая государственная политика против евреев в тех местах, где преобладали хасиды, сочеталась с более мягкой политикой по отношению к литвакам. Людское недоверие, подозрительность и зависть доделали остальное. Две общины встали на два разных пути; один из них привел к почти полному уничтожению. Однажды посеянные семена вражды вернулись с ужасными последствиями. Я не могу утешаться тем, что мои предки не знали, что творили. Гаон знал, и все равно сделал то, что сделал.

***

Немного ныне людей, желающих верить в то, что грехи отцов падают на детей, и так до седьмого колена, но это - чистая правда. Поступки имеют последствия. На них накладываются другие поступки; следы тех - первых - начинают теряться под новым слоем, забываться, пока не исчезают совсем. Я - седьмое колено, и мне есть, на что оглянуться.

В каждое время есть множество охотников посеять вражду по самому ничтожному поводу, да еще вовлечь в нее тупую скотину - государственную машину, которая знает только одно: кровь и насилие. Все они будут прокляты до седьмого колена. Не на небе, не в отдаленном будущем; здесь и сейчас.
Tags: 57
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Contents

    If a man will begin with certainties, he shall end in doubts; but if he will be content to begin with doubts, he shall end in certainties. (Bacon)…

  • Канадские загадки

    Гостил у сына в Монреале и увидел в местной газете неизвестную мне загадку (они ее binaire называют). Пишут, она возникла в Японии, оттуда…

  • Индийский желтый

    Мне нечего стыдиться: мои Тернеры висят в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Берлине, Вене. Я прочел все, написанное о его живописи, - а это сотни полотен…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments