Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

thinking

Дворники и листья

Дождик. На ветровое стекло налипли мокрые осенние листья.

***

Почти у всех машин с б/м вертикальными задними стеклами есть задние дворники. У машин с пологими стеклами (седанов) их нет; у фургонов они тоже редки. Задний дворник был бы более полезен на наклонном стекле. Почему так конструируют машины? Другая загадка: у гражданских машин дворники внизу стекла, у военных - наверху. Тоже непонятно почему.

У "вертикальных" машин часто небольшой козырек над задним стеклом. Я рассудил, что из-за козырька поток воздуха на заднее стекло м.б. недостаточен, чтобы сдуть прилипшие листья или мокрый снег, оттого нужен дворник. Я поделился своим соображением с автомехаником в дилерстве; он рассмеялся, говорит, - У нас никто не купит такую машину без заднего дворника, вот и все.

***

Зачем осенью падают листья? У елок не падают (сезонно). Можно придумать множество правдоподобных объяснений. Но как же елки?

Всегда существуют альтернативные стратегии достижения одних и тех же целей; обычно неясно, почему одна стратегия лучше другой, да и лучше ли она. Возможно, когда-то она была лучше, а сегодня уже и не лучше. Редкое "объяснение" листопада, которое мне доводилось читать, проходило элементарный тест "на елки". Пожалуй, таких было два. Одно, что опыление более эффективно, когда на дереве нет листьев (не уверен, что это так, но хотя бы проверяемо). Второе: синхронное сбрасывание листьев как эффективный способ избавления от паразитов.

Я часто видел, что к осени листья поражены вирусными болезнями. Весною вырастают чистые листочки, как будто хвори не было. Смущают два момента. Во-первых, из общих соображений, паразиты должны приспособиться к такой процедуре. Во-вторых, не исключено, что деревья сами перестают бороться с паразитами, т.к. листья сбрасывать.

***

Дворники - творения рук человека; тем не менее, я не знаю ответов на простейшие вопросы о них. Я не уверен, что такие ответы существуют; если рациональность есть, вряд ли она напрямую связана с функциональностью. Дворники могут крепиться снизу, а могут сверху, они могут быть сзади, а могут и не быть сзади. Если они крепятся снизу, "эволюция" дворников идет одним путем, сверху - другим, сзади - третьим. Возможно, когда-то была причина располагать их так или иначе; сегодня это не имеет значения. Инерция ожиданий перебивает функциональные соображения.

То же самое с листьями. Возможно, в каких-то ситуациях извлечение хлорофилла энергетически выгоднее ограничения потери влаги. Вряд ли такая разница существенна: обе стратегии совершенствовались миллионами лет. У обоих методов много недостатков и достоинств, часто косвенного характера; их всегда можно придумать. Непонятно даже как сравнивать такие стратегии. Елки могут когда-нибудь исчезнуть, но это не означает, что их стратегия была плоха - и наоборот.

***

Лупил дождь, и дворники гоняли упавшие листья. Таинственное и непонятное начиналось сразу за мокрым стеклом.

thinking

Встреча с будущим

1.

Летом меня отвели на встречу с будущим: машину, которая сама себя везет. На крыше радар с лидаром, повсюду датчики, чисто луноход. Едет со скоростью 25 миль в час; больше не разрешают без водителя. Машине необходима постоянная связь для позиционирования; если она ее теряет, через несколько минут паркуется: поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны. Сейчас такие машины (с запасным водителем, которых вербуют из студентов-гуманитариев) катаются по всей долине. Сказали, что последний год аварии были только по вине людей (горячие водители вьезжают в зад бампером, не выдержав черепашьей езды). И это в Силиконовой долине! Кто же там будет ездить на такой машине? Говорят, будет пьяных развозить из пивных заведений... Дело хорошее. Но раньше с этим справлялся ямщик, с той же скоростью, но гораздо дешевле - и с душою. Не затеять ли экологически чистый бизнес?

2.

В багажнике лунохода находился ящичек, в нем пять распотрошенных компьютеров - электронный мозг; со всех сторон дули вентиляторы. Рядом - суперэкспериментальная модель, где ящичек совсем маленький. Как он охлаждается? Раньше радиатор охлаждал двигатель, теперь компьютер.

Хоть что-то знакомое останется в будущем... Это, да еще пьяные по пятницам.
thinking

За гремучую доблесть грядущих веков

Условный Запад и условный Восток начали двигаться по разным траекториям почти сразу после первого крестового похода.

Раскол произошел на самом Востоке. Легко представима ситуация, что нынеший Восток оказался бы "Западом", а Запад - "Востоком". Неустойчивое положение, где имелся равный выбор, оказалось недолговечным, и шарики покатились в разные стороны.

...It is a widespread belief among orientalists that one of the major factors, if not the single most important reason, for the decline of science in the Islamic world after its golden age is al-Ghazali's (1058-1111) attack on philosophers that was culminated in his famous book Tahafut al-Falasifah (The Incoherence of Philosophers). Critics of al-Ghazali argue that he challenged philosophers on the grounds that the philosophers could not lay down rational explanations for metaphysical arguments. And this challenge, in a way, stopped critical thinking in the Islamic world. This is their key thesis as they attempt to explain the scientific and intellectual history of the Islamic world. It seems to be the most widely accepted view on the matter not only in the Western world but in the Muslim world as well... In Tahafut, Ghazali refutes twenty philosophical doctrines. Using a scientific, or in this context philosophical, method, he first explains those philosophical doctrines before criticizing them. His explanations were so comprehensive and so clear that he made them accessible to non-philosophers, and thus, his ideas became generally better known in the Islamic world. Next, he gave arguments to refute those doctrines. In doing so, he used the very same logical and philosophical principles and arguments that philosophers used in the first place to support their claims. Ghazali mainly argues that the philosophers who proposed the doctrines that conflict with religious principles failed to provide valid and rigorous proofs for their propositions. Hence, he attacked their methodologies using their own tools and principles.
http://www.fountainmagazine.com/Issue/detail/did-al-ghazali-kill-the-science-in-islam-may-june-2012

Через Маймонида, Фому и немногих других - Запад принял рационализм Аверроэса, Восток - скептицизм Газали. Читая их знаменитый заочный диспут
http://www.muslimphilosophy.com/ir/tt/tt-all.htm
вряд ли я смог бы самостоятельно решить, чью сторону принять: на половину аргументов Газали у Аверроэса нет хороших ответов. Он не мог сказать: следуйте за мной, и ответы могут появиться; следуйте Газали, и ответы не появятся никогда. Битва была проиграна вчистую еще тогда. Запад принял сторону поверженной стороны; это был выбор горстки людей, не имеющих рациональных оснований его сделать. Если это не чудо - не знаю, что и назвать чудом.

Философский скептицизм (который нищие духом считают основой "научного метода" и причиной успеха Запада - последнее совершенно справедливо) был начальным толчком к превращению Востока из центра просвещения в край полоумных фанатиков. Если нынешние адепты будут столь же прилежно упражняться в этом направлении, кончат тем же самым, но быстрее.

Единственное сочинение Газали, проникшее в средние века на Запад, было конспективным изложением философии Авиценны и Аристотеля. Это первая часть сочинения, вторая часть которого посвящена систематическому отрицанию их философии. Эта часть осталась неизвестной на Западе до новейшего времени; о ней знали только по выдержкам из книги Аверроэса, в которой эти опровержения опровергаются: диалектика третьей степени.

Есть теории, что скептицизм Газали был лишь ловким предлогом для популяризации учений философов, а опровержение опровержений написано не Аверроэсом, а самим Газали. http://plato.stanford.edu/entries/al-ghazali/

Если так, то раскол произошел в голове одного человека - Абу Хамида аль-Газали.
thinking

Дерево

На днях была буря, повалило старое дерево. Ствол упал на единственное свободное место на всей парковке, накрыв своей кроной две машины. Толстые ветви так причудливо изогнулись, что обе машины остались без единой царапинки: ничто не помято, ничего не разбито. Ветви как бы обняли их, спасая. Я собирался там запарковаться, но шел дождь со снегом, а я не взял куртку.

Вот бы упасть, как это дерево...

Вот бы стоять, как эти две машины...



https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/fotki/tree%2011-1-2014/tree2.jpg
https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/fotki/tree%2011-1-2014/tree3.jpg
https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/fotki/tree%2011-1-2014/tree4.jpg
https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/fotki/tree%2011-1-2014/tree5.jpg
https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/fotki/tree%2011-1-2014/tree6.jpg
thinking

Игры со спичками

Мой приятель-математик любил деньги. Точнее, не деньги (не больше прочих смертных), а играть на бирже; его охватывал инвесторский азарт. Денег для биржевых спекуляций у него не было, жена не давала. Так он что удумал: на спичках играл. Целая спичка - миллион долларов; половинки, четветинки. Каждую неделю приятель вкладывал коробок спичек в акции, а к концу недели подводил итоги и показывал жене гору спичек, намекая, что если бы та ему только разрешила, вот сколько у них было бы сейчас деньжищ. У него была теория, что жена не устоит. Но у нее было каменное сердце. Разбогател он (спичками) баснословно, у него было золотое (т.е. спичечное) прикосновение: вложит один коробок, пять назад получает - и так неделю за неделей, месяц за месяцем. В конце концов дрогнула жена. Ладно, играй на бирже, но только чужими деньгами - бросай на время математику, иди в банк, при такой удаче мы за год управимся. Так он и сделал. Как только он стал играть настоящими деньгами, везение сразу закончилось.

* * *

До того, как я получил американское гражданство, у меня была сверхъестественная способность к предсказанию результатов выборов. Я 100% предсказывал их на местном, штатном, национальном уровне, никогда не интересуясь опросами мнений и прочей мерехлюндией. Я даже не понимал, в чем могут быть сложности. Как только я получил возможность голосовать самому, чудесная способность навсегда исчезла.

* * *

Слушал Мишеля Армана, который разработал полимерные батареи для электромобилей. В Париже есть система Autolib: можно взять такую машинку (которая работает на его батареях) и проехать от одной парковки до другой, очень удобно. Несколько лет назад в городе были демонстрации против засилья мирового капитала, и пять таких машин сожгли до тла. Ни одна из его батарей не взорвалась. Находчивый изготовитель всюду ездил, показывая фотографии сожженных машин ("вот какие у нас батареи, в огне не горят и в воде не тонут") и объем продаж вырос в несколько раз.

* * *

Озабоченные хозяйки забросали меня вопросами, сколько запасных рулонов бумаги необходимо для прохождения туалетного теста Паркинсона. Напомню: по Паркинсону, плохое состояние столовой и дурная еда важны, но более существеннa реакция людей: если едят и нахваливают, то им уже не важно. Рулон работает так же. Если его в туалете нет, это скверно, но это пол-дела; более показательна реакция на сообщение, что его там нет. Не удивился бы, что хитроумный англичанин иногда его прятал. Хозяйкам на заметку: шесть запасных рулонов не спpячешь.
thinking

Присяжные заседатели

На прошлой неделе в Чикаго произошел судебный процесс, оставшийся без внимания публики.

И я бы о нем не знал, но супруга ухитрилась попасть в присяжные. На свой день рождения, в чем она благоразумно не призналась, опасаясь, что судья скажет "Встать, суд идет!" и заставит присутствующих петь Happy Birthday to You.

Само ее присутствие было удивительно тем, что чистосердечное признание в PhD обычно освобождает обреченного от выполнения гражданского долга. Но ее лишь спросили, нет ли родственников-полицейских. Жена и брякни им в ответ, что нет, ожидая избавительного вопроса об образовании, который, однако, не последовал. Оказалось, что среди присяжных половина была с высшим образованием, а старшина был инженером-архитектором, владельцем компании.

Коллизия, предложенная их вниманию была такова: в городском автобусе два чернокожих джентльмена среднего возраста устроили перепалку с посыланием по-матушке друг друга, пассажиров и водителя. Водитель вызвал на сл. остановку полицию. Полицейские высадили зачинателя и предложили ему поехать на другом автобусе. Разгоряченный джентльмен стал протестовать и ругать полицейских. Когда он начал сильно размахивать руками, полицейские решили его арестовать. Джентльмена скрутили, и (дальшее было неопределенным). То ли он их забористо послал. То ли идиоматично намекнул, что всех их уроет самым извращенным образом. То ли пообещал, что сейчас он ка-а-к выдернет руку, да ка-а-к даст им.

В итоге, кроме сопротивления при аресте тщедушному подсудимому вменили aggrаvated assault, серьезное дело. Полицейские были здоровые белые амбалы, и о чем этот плюгавец мог думать, им угрожая, понять было нельзя. Он не был пьян или накурен. Переволновался, что ли.

Защитник и прокурор были совсем зелеными девушками. Свои юридические соображения они излагали путанно, не договаривая начатых фраз; во время заключительной речи сорвались на визг. Судья, которую этот спектакль явно раздражал, затыкала их, когда они начинали нести откровенную пургу, но совсем их заткнуть было неприлично. Вызванным свидетелям-полицейским подсудимый был безразличен: они даже не удосужились сговориться о показаниях. Один говорил - подсудимый ругался, другой - угрожал, два других не помнили точно, что произошло. В протоколе задержания ни о ругани, ни об угрозах не упоминалось.

Присяжные удалились на совещание и проголосовали, чтобы определиться. То, что было сопротивление при задержании, сомнений не вызывало, но aggravated assault был под вопросом.

Среди присяжных было два негра-рабочих, мексиканец - водитель поезда, и одна голосистая тетка, наполовину мексиканка, наполовину негритянка. Они дружно проголосовали за aggravated assault. После этого белое большинство час уламывало цветное меньшинство признать, что поведение подсудимого не дотягивает до статьи обвинения. Жена, начитавшись недавних газет, только диву давалась такой расовой солидарности.

Рабочие говорили: а че, влип - теперь будет сидеть. Не надо хамить в автобусе и обижать наших городских полицейских. Мексиканец-водитель добавил, что он таких балаболов перевидал на своем веку, и с ними иначе нельзя. Да, да, именно так, кивали головами рабочие. Тетка не могла решить в ту или иную сторону.

Архитектор оказался сильно подкован по юридической части и произнес блестящую речь, которую стоило произнести защите. Ему вторили два программиста с либертарианскими наклонностями.

Образование - великая сила. Работяг переубедили. Последней дрогнула тетка, оказавшаяся в полном меньшинстве. Все же и она присоединилась, но сначала жаловалась, что белое большинство навязывает ей мнения - и еще про процесс Зиммермана. Тут работяги не выдержали. Высказались.

Подсудимого оправдали.

Жена сильно зауважала городское судопроизводство.
thinking

Две истории про мавзолей

1.
Есть у меня знакомая китаянка, химик-профессор, много лет живущая в Америке. Однажды мы разговорились, как кто начинал. Ее первая работа была в Пекине, в Институте Редких Земель. Когда умер Мао, для него сделали мавзолей по образцу ленинского, только раз в десять больше. Внутри - набальзамированная мумия кормчего, вокруг толстенное стекло. Поглядели соратники и сподвижники - а стекло так преломляет б-жий свет, что у вождя физиономия, как у лошади. Поставили к стенке стеклодeлов за саботаж, но надо же что-то делать, а спросить совета не у кого. Старших советских товарищей - знатоков мавзолейного дела - спрашивать неловко: конфликты на границе, то-се. Надо своим умом доходить. Думали, думали и придумали: если сделать стекло с большим количеством оксида цезия, то показатель преломления будет правильный. Одна беда: в Китае цезия не делали, а купить у капиталистов гордость не позволила. Да и кто знает, что ненавистники продадут? Короче, тамошние рыцари плаща и кинжала добыли два здоровенных жбана африканского происхождения руды, содержащих сколько-то там цезия; но надо кому-то его извлекать. А всем страшно - вдруг идея не сработает? Мою знакомую как раз распределили из университета в этот институт, как молодого специалиста. Директор улыбнулся ей, как родной, и назначил ее ответственной за важное партийное поручение. А чтоб она это почувствовала, на ночь ее оставляли в институте, пристегнутой наручниками к батарее в стене.

Дела тогда в стране настолько были плохи, что с трудом нашли азотную кислоту, чтобы эту руду растворить. Выбивали-выбивали и - выбили. Нашли на заводике в провинции. Кислота была не в стальных барабанах, не в стекле, а глиняных кувшинах с высокими горлышками. Погрузили их на автоколымагу. А водитель и грузчики смекнули: что зря туда-сюда мотаться? Раз они уже здесь, не купить ли снеди? Сторговали скотину, постелили сено поверх глиняных кувшинов с кислотой и поехали. На повороте машину занесло; все содержимое загремело вниз. Пять человек погибло в луже дымящейся кислоты. Дело бы кончилось плохо, но тот же улыбающийся директор сумел преподнести эту историю так, как будто грузчики пожертвовали своей жизнью, лишь бы сделать в срок стекло для любимого вождя. Герои, одним словом. Добыли где-то новую кислоту, извлекли цезий, и оправдали надежды, выполнив поручение будущей банды четырех. И вождь лежит себе под тем ее стеклом, и ряшка у него такая же круглая и довольная, как при жизни. А еще, говорят, счастливых концов не бывает...

2.
Впрочем, знаю я и грустную историю про мавзолей, но не в Пекине, а на Красной Площади. Произошла она со знакомой моих знакомых, которая работала гидом, водя иностранцев по Москве. Посещение мавзолея было гвоздем программы. Перед мавзолеем стояла длинная очередь; иностранцев в нее тоже ставили, чтобы они прониклись торжественным и скорбным духом. Сам я в мавзолее никогда не бывал, но по словам знакомой знакомых, там был узкий вход в темную комнату с высоким порогом, где немалое число посетителей спотыкалось на ступеньке, и для этого там стоял молодой ГБшник, который их ловко подхватывал. И она тоже подскользнулась и оказалась в объятиях молодого ГБшника. И глаза их встретились. И он ее нежно, но твердо обнял. И она сразу поняла, что он предназначен ей самою судьбой, а она - ему. Но сзади напирали окаянные иностранцы, которые в делах сердца ничего не понимали, а хотели из праздного любопытства поглядеть на пропитанный химикатами человеческий труп. Объятие распалось, ее увлекла толпа. Знакомая знакомых выбралась наружу, пытаясь пробраться обратно без очереди, но не тут-то было. Не положено, и все тут, говорят. Ей пришлось отстоять всю длинную очередь опять, и она вновь споткнулась и упала, но это уже был другой ГБшник... Сколько она не умоляла, никто ей так и не открыл имя того, единственного. Она две недели подряд отстаивала очередь за очередью каждый день, но с ним снова не повстречалась.

Заклятые места эти мавзолеи.