Category: архитектура

thinking

Бабочки и готика

Один энтомолог, занимавшийся поденками, описывал для студентов облик их личинок в терминах архитектурных стилей - эта готическая, та - позднее барокко. Случайно ли совпадение пары внешних деталей? Каким образом получается, что создания природы несут в своем облике отчетливые стилистические признаки предметов искусства? Или - как получается, что стили искусства - не отдельные предметы, а большие и разнородные серии - несут черты отдельных объектов природы? Нечто проходит насквозь длинные ряды художественных форм - и вдруг узнается в каких-то природных формах. С чем бы это могло быть связано?
https://ivanov-petrov.livejournal.com/1946291.html

...Есть люди, чувствующие праузоры; они могут наблюдать за бабочками или находиться в медитации, в один момент они выхватывают праузор и впускают его в культуру-науку-индустрию.

...Творение мира - проекция платонических архетипов во всех смыслах; оттого в мире много разнообразия, и он кажется сложным. Познание (узнавание) происходит в обратном порядке: мы распознаем архетипы, и часто мы видим в разных пространствах проекцию одного архетипа.

...Стиль обусловлен внутренними "механизмами" мышления человека, а также эволюцией образной человеческой мысли в пределах культуры. А ассоциативное мышление может найти в природных формах что угодно... Гугловскoй нейросети везде собаки и дома мерещатся.

...А разве это может быть иначе? Красота ведь, как известно, в глазах смотрящего - и человек, знакомый с барокко, увидит его черты в самых неожиданных предметах. Ну, а то, что наши художественные стили отражают природные объекты, еще естественнее - что еще они могли бы отражать?

...Мы сидели у печки и вели философские беседы. Учитель, обращаясь к наиболее активным участникам, спросил: как получается что во многих культурах и религиях белый - священный цвет? Откуда такое могло взяться? Ну я и пробурчал: возможно, белый - действительно священный цвет?

...Крылья и архитектура эволюционируют. Метания от одной крайности к другой (условно, от готики к рококо и обратно) типичны для самого эволюционного процесса. Когда вокруг господствуют хитросплетения, в глаза бросается простота, когда простота - хитросплетения. Такого рода волны ожидаемы там, где цель - выделиться и, с другой стороны, формы с необходимостью меняются достаточно медленно. Я не думаю, что сходство поверхностное. Мы отмечаем сходство, потому, что оно есть, как учит притча про белый цвет.

...Я только что написала комментарий про эволюцию природы и архитектуры на примере готики: скульптура, прикладное искусство, витражи определены ею (а литературы и музыки с готическими признаками нет). Если нам природное существо (животное, растение и проч.) какими-то чертами напоминает определенный стиль, то эти черты, скорее всего, возникли – и у существа, и у стиля -- в результате одинакового эволюционного пути, который определялся основными физическими законами и средой. Взяты готические признаки (вытянутое, остроконечное, длинные лёгкие, «реброобразные» конструкции, высокие окна, витражи) и прослежена их эволюция – наследование признаков, которые способствовали выживанию физически, экономически и эстетически в данной среде. При сохранении всех переходных видов. Подробно показано на эволюции свода (это основной элемент, с которого пошла вся готика), как он укрепляется, упрощается и стабилизируется -- романский цельнолитой цилиндр - множество цельнолитых цилиндров - крестовый свод (переходный вид) - и дальше готические рёбра-нервюры, окна за счёт снизившейся нагрузки на стены, аркбутаны, витражи.

...Да. Готика в особенности, т.к. ее целью было строить на самом пределе возможного (оттого так часто храмы разваливались, но строителей это не останавливало). Но и ведь и бабочка существует на этой грани - и то несколько часов. Странно ли то, что некоторые конструкционные решения и формы похожи? Какой бы ни был материал, есть пределы того, что из него можно сделать, и способы достижения этих пределов, и их прогрессия - эволюция - будут сходны, будь то камень или хитин. Ведь и строительство небоскребов, скажем, прошло готическую фазу, хотя мотивация имела мало общего с готическими храмами. Но это не важно с точки зрения формы: важнее само желание строить как можно выше, на пределе возможного, пусть уже с другими материалами и методами. Мне кажется, что смысл остается тот же. Если бы кругом была одна готика, то готика не воспринималась бы как стиль, даже если бы она все более усложнялась. Тут важно и то, что эти стили радикально меняются. Пределы были достигнуты и, чтобы выделиться на фоне этих пределов, пришлось радикально пересмотреть сам стиль. Это столь же важно для обсуждаемого сходства, что и развитие в рамках одного стиля.
thinking

Почему бы Галилею было не соорудить маятник Фуко?

http://shkrobius.livejournal.com/404966.html?thread=4159206#t4159206

***

Там о физических причинах. Но есть и более веские:

Когда мы гостили у родни в Ленинграде, отец повел меня в Исаакиевский Собор. (Там был огромный маятник Фуко, подвешенный под куполом). Отец объяснил, что ходящий туда-сюда маятник доказывает вращение Земли. Бабушка-служительница терпеливо подкладывала верткальные палочки по циферблату, а маятник их сбивал. Я спросил, когда, наконец, начнет вращаться Земля? Отец ответил: крутится не Земля, а плоскость, в которой болтается маятник. А при чем тут Земля? Это очень просто... Некоторое время отец размахивал руками, потом застыл на полуслове, и сказал, что дома все нарисует.

Дома он дал мне книжку. Из нее я ничего не понял. Я решил сделать свой собственный маятник. Я подвесил свинцовое грузило леской к люстре. В книжке была гравюра: Фуко залихватски стоял в Пантеоне, и широким жестом отрезал тонюсенькую веревочку, привязанную к отклоненному шару. Я расставил костяшки домино по полу. Перерезал веревочку. Отпущенный маятник завертелся, мгновенно сбив половину палочек. Постепенно колебания погасли. Ничего похожего на Исаакиевский собор не получилось. Я пожаловался отцу. Он сказал, что мой домашний маятник работать не будет. Почему? Слишком короткий.

Мы жили на 11-м этаже. Я взял спиннинг и спустил грузик до второго этажа. Спустившись, я взялся за веревочку, оттянул грузик в сторону и отпустил. Я прикинул, что маятник Фуко будет вращаться так медленно, что я успею его остановить, дернув за веревочку до того, когда он дойдет до окон. Мгновенно раздался звон стекла; из разбитого окна показалась физиономия соседа, налитая кровью. В руке он держал грузик с обрывком лески. Он посмотрел вниз. Я крикнул ему, что стекло разбил нечаянно, проверяя вращение Земли.

Сосед промахнулся.

А мог бы и попасть, если бы не вращение Земли!