Category: знаменитости

thinking

Свет мой, зеркальце! скажи

Какие-то эстеты решили выпустить альбом самых красивых математических формул
http://www.concinnitasproject.org/

Они обратились к "лучшим физикам и математикам" (лучшими оказались Michael Atiyah, Enrico Bombieri, Simon Donaldson, Freeman Dyson, Murray Gell-Mann, Richard Karp, Peter Lax, David Mumford, Stephen Smale, and Steven Weinberg), и каждый из них написал по Самой Красивой Формуле.
http://www.concinnitasproject.org/portfolio/

Одна из красавиц сразила меня наповал: так прекрасна была она совершенством своих форм. И не только меня: в статье, откуда я узнал о конкурсе Самых Красивых Формул, журналистка тоже заключила, что она наиболее эстетически продвинутая из претенденток на звание Мисс Платонический Унивесум. Вот она, любуйтесь:



С изрядным трудом я узнал из статьи Дайсона 1972-го года, что это за формула
http://www.ams.org/journals/bull/1972-78-05/S0002-9904-1972-12971-9/S0002-9904-1972-12971-9.pdf

Берем бесконечное произведение х[(1-х)(1-х^2)...]^k для k=24 и раскладываем в ряд T(n)x^n. Это и есть Т(n) в Самой Красивой Формуле. a,b,c,d,e - это 1,2,3,4,5 (mod 5), такие что a+b+c+d+e=0 и a^2+b^2+c^2+d^2+e^2=10n. Ни одно из этих не очень красивых дополнительных условий хитрый Дайсон не написал. Но это ладно, конкурс красоты есть конкурс красоты... Все потихоньку мухлюют...

Оказывается, подобные формулы есть для k=3, 8, 10, 14, 15, 21, 24, 26, 28, 35, 36, ... МакДональд доказал существование подобного разложения для всех k, которые соответствуют размерностям простых конечных групп Ли, что покрывает всю последовательность за исключением k=26. Откуда берется 26, так и осталось загадкой (*).

Самая Красивая Формула на Свете, да еще с загадкой!

* http://shkrobius.livejournal.com/565104.html?thread=9816688#t9816688
thinking

Важно-неважно

Если человек, открыв душу, говорит, что для него что-то важно, то ему надо верить, а не протестовать, что это, дескать, неважно. Из таких возражений можно заключить лишь то, что ВАМ это неважно; Вы не объяснили, почему для него это не важно. Вы ошибаетесь, и Вам это только что сказали в глаза. Вы полагаете, что это ДОЛЖНО быть неважно, и закрываете глаза на несовпадение ожидания с действительностью. Не должно. Другим людям важно другое. Если усердствовать в этом направлении, то можно оказаться в месте, где другие люди будут за Вас решать, что Вам важно, а что не важно. И тогда придется ехать за пивом через пролив - и это еще в лучшем случае, когда остаются тормоза. Обычно сфера неважного стремительно расширяется и поглощает все до конца.

У отца была любимая (полуапокрифическая) история про важно-неважно, которая врезалась мне в память.

Во Франции был большой друг СССР шансонье Ив Монтан. Его пластинками были заполнены магазины, он был очень популярен. Как-то во время визита в Москву, он попал на выставку женского нижнего белья. Ив Монтан остолбенел от увиденного и ринулся с женой в ближайший галантерейный магазин, где они вдвоем накупили два чемодана достойнейших экземпляров безразмерных панталон с начесами и без, лифчики трех размеров и т. п. Когда он вернулся во Францию, журналисты спросили, что в советской стране его больше всего поразило за эту поездку, и он вытащил эти трусы и помахал ими в воздухе. После этого была знаменитая парижская выставка "В чем их любят" с демонстрацией всей коллекции, и только 68-й год сравнился по силе воздействия с этой выставкой. На этом Ив Монтан перестал быть другом СССР. Ретроспективно, это был поворотный момент не только для него.

Французы бывают всякие: левые, правые, в крапинку. Но все они - французы. Их объединяет осознание того, что женщин, тем более молодых, в такое одевать нельзя, это не обсуждается. Для этого нет и не может быть оправдания 20 лет после войны. Это - важно. А то, что такие трусы-лифчики носят, означает, что в СССР это неважно. Но такого не может быть. Как ТАКОЕ может быть не важно? Что это за страна, в которой ВСЕ женщины, от грозного министра Фурцевой до доярки Нюшки, носят трикотажные вериги? Где их мужья? Что там происходит?

Зрелище панталон дошло в нервный узел, куда не достучались рассказы про Гулаг (для которого без труда находили оправдания), и два чемодана трусов оказались более важны, чем годы просоветской агитации местных товарищей. Безошибочным чутьем Ив Монтан понял, что ему надо привезти, чтобы характер жизни в СССР дошел до француза независимо от взглядов и предубеждений.

Никому в голову в СССР такое не пришло, и прийти не могло по определению. Если бы пришло, то они уж изобразили перед гостем. Но все советские люди к этому моменту, включая зачаточных диссидентов, точно знали, что важно, а что неважно. Диссиденты шепотом рассказывали про страдания народа и кровопийц-управителей, а не о дамских трусах. Ив Монтан, однако, знал, что важно для брата-француза. А после этого было уже поздно. Уверения, что это все неважно, а важно то, что мы делаем ракеты и покоряем Енисей, были бесполезны. Это годилось для внутреннего употребления. Потом и это перестало действовать.

Вас интересует, что в жизни важно? Полюбуйтесь: