Category: производство

thinking

Колумб. 8

Евроамерика находилась на экваторе в лучшее время для образования угольных пластов - в (как же иначе?) Каменноугольном периоде (небольшой уголок Бразилии, захваченный от Африки, имеет такие угли). В Южной Америке подходящие условия сложились недавно, когда возник залив, отделяющий Анды от остального материка. В затхлых болотах по берегам залива откладывался торф. Из-за тектонической активности он превратился в уголь быстрее, чем это обычно занимает. Самые большие залежи находятся у тогдашнего экватора в Колумбии; теперь они у моря. Небольшие залежи есть так же в предгорьях Андов в Чили и Перу, тоже близко у моря.

Этот уголь не сыграл никакой роли в колонизации материка. Факт этот тем более удивительный, что добыча серебра в Андах держалась на хитроумном амальгамном процессе, который не требовал топлива в месте переработки руды. Леса там нет, и топить нечем; до прихода европейцев местная металлургия работала на сушеном навозе лам. Амальгамный процесс в Боливии переносил потребность в топливе в Перу, где извлекали из киновари ртуть. Оттуда ртуть везли в бурдюках из шкур лам (а в чем еще?) на ламах, потом на кораблях, и снова на ламах - в горы. В альтоплано, однако, тоже не росло леса, и испанцам пришлось организовать массовую заготовку соломы на топливо
https://books.google.com/books?id=bfF1h5eczDYC&pg=PA180&lpg=PA180
Жизнь трех стран была поставлена с ног на голову, чтобы решить логистику добычи серебра в безлесых местах.

Чили получает половину электроэнергии из угля. Боливия находится над одним из самых больших месторождений природного газа. Решение проблем находилось под ногами.

***

Для производства сахара тоже нужно много топлива для котлов. В Европе на это шел ископаемый уголь. В Бразилии, где начали выращивать тростник в Новом Свете, 1/5 затрат уходило на заготовку и транспортировку леса под дрова; это было существенно больше, чем стоимость перевозки и содержания рабов. Из-за истощения бедных почв и вырубки леса, плантации приходилось переносить на новое место каждые 10-15 лет, заново расчищая и сжигая лес. Когда стали выращивать тростник на островах (где хотя бы богатые почвы из-за вулканизма), бразильская технология была перенесена на них, и доступные леса быстро вырубили. На Барбадосе дошло до того, что обсуждались планы перевозки угля из Европы и заготовки древесного угля на материке.

Тогда и было обнаружено основное преимущество тростника над свеклой.

После отжимки сока, стебли тростника можно высушить на солнце, превратив в топливо (багассу), которого хватает на производство сахара, а золы - на удобрение полей. Замкнутость цикла позволила продолжить производство сахара и после вырубки леса, но оставались проблемы. Такой цикл производства требовал много рабочих рук. Из-за высокой смертности от тропических болезней, больше рабов умирало, чем рождалось, что приводило к хронической нехватке рук. Цикл так же давал патоку как ценный побочный продукт, содержащий остатки сахара. Патоку можно сбраживать, но отгонять этанол было уже нечем: топлива едва хватало на производство сахара. Необходимо было либо транспортировать топливо с материка, либо патоку на материк. Перевозка древесины на топливо была невыгодной. Перевозить патоку можно было только в бочках, на которые не было дерева. Не хватало его и на ящики, в которых перевозили сахар. Те хотя бы можно было делать из местного дерева. Жидкости экстрагируют таннины, и только некоторые сорта годятся под бочки; в Южной Америке таких деревьев не было.

Проблема была решена с освоением Новой Англии. Оттуда везли дубовые плашки на бочки. Бочки наполнялись патокой и перевозились обратно. В Новой Англии патоку сбраживали и перегоняли на ром. Ром экспортировали в Европу и Африку, где им расплачивались за рабов. Рабов везли в Америку.
https://en.wikipedia.org/wiki/Triangular_trade#New_England

Ситуация могла бы быть другой. Потребность в рабочей силе на островах сильно бы упала после начальной расчистки леса. Импорт угля из Колумбии позволил бы перегонку патоки на месте (что произошло на Кубе, когда там с большим запозданием обнаружили уголь). Ром можно было бы экспортировать в Европу, перевозя назад плашки, и в Колумбию, расплачиваясь за уголь. Новая Англия в этой схеме вообще была бы не нужна, и динамика колонизации Северной Америки была бы другой.

И уж точно она была бы другой, кабы сахарными были корешки, а не вершки. Корешки в печку не годятся. Пришлось бы найти уголь.

***

Учитывая, сколько проблем в двух главных производствах Америки вращалось вокруг нехватки топлива, кажется невероятным, что им были найдены столь чудные решения. В каждом случае пришлось открыть нетривиальные производственные циклы, последствия которых мы расхлебываем по сегодняшний день. Лучшие решения - уже в Америке - были буквально под ногами, но те же проблемы, которые привели европейцев в Америку, столь же остро стояли в Америке.

Мы идем на самые безумные, сложные комбинации, часто с трагическими последствиями, ради сиюминутного решения сиюминутных проблем, чье решение лежит на поверхности, требуя лишь толики терпения и любознательности. "Открытие Америки" - не единичное событие, а состояние ума.
thinking

Интерлюдия. 2

В 1985-м году я учился на химфаке МГУ. Нам год читали курс химтехнологии (занудный, но, как оказалось впоследствии, чрезвычайно полезный); после курса была производственная практика. Всех москвичей из моей группы отделили в одну команду и послали стажерами на комбинат в Тольятти.

Гигантский комбинат существует и сегодня, хотя его с тех пор поделили на два
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D0%B9%D0%B1%D1%8B%D1%88%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D1%82
http://www.toaz.ru/
Мне кажется, я узнал несколько цехов по фотографиям. В городе было три таких химкомбината.

***

Если от меня ждут описания ужасов советского производства, то мое впечатление было точно обратное.

Я был потрясен уровнем организации, эффективностью и продуманностью того, что увидел на заводе. Тольятти был городом автостроителей, но это фигура речи, производственные циклы тесно связаны. Для автозавода нужeн был кислород для конверторов. Где извлекают кислород, там получают и азот, а где азот, там и производство аммиака, а для этого нужен водород, а раз есть водород, нужно что-то гидрогенизировать для окупаемости - и так вырастает колоссальное предприятие с почти клеточным метаболизмом, где отход одного производства становится сырьем другого, а потоки пара и тепла замкнуты на себя. Все это работало как часы (иначе вообще не работает). Комбинат производил ощущение разлитого повсюду чистого разума. Там не было лишнего, а усилия были нацелены на достижение совершенства.

Завод выпускал множество продукции, включая аммонал (некоторые цеха были спланированы на возможный взрыв - такие цеха всегда легко узнать) и аммиак. Аммиак гнали в Одессу, где продавали итальянцам; это был доходный продукт. Итальянцы были готовы купить другие химикаты за валюту, и производство расширялось.

В первый день нас на пять минут встретил главный инженер завода - большой человек на комбинате; я не ожидал подобной встречи. Он сразу сообщил, что просил у факультета прислать ему студентов-москвичей. - Я понимаю, что вы все хотите остаться и работать в Москве, но у нас в стране может быть всякое, - сказал он, - и кто его знает... Если припрет, - говорит, - не паникуйте, а приезжайте к нам. Сколько из вас евреев? - поинтересовался он. - Возьмем, и евреечек вам найдем. Главное, - говорит, - чтобы у нас вам понравилось, а об остальном не беспокойтесь. Гуляйте, изучайте, развлекайтесь, питайтесь фруктами, но запомните, что я вам сказал. А чтоб вы не скучали, мы организуем мероприятия.

Инженер не бросал слова на ветер. Я не помню всего, что нам устраивали, больше всего запал в душу трехдневный заплыв на парусниках по Жигулям с заводским яхтклубом. Там было красиво и романтично; на вершине утеса, куда мы приплыли, стояли заранее приготовленные стожки сена. От свежего воздуха, Волги и водки у меня закружилась голова; я лежал на сене и смотрел на звезды; стог находился ровно между Денебом, Вегой и Альтаиром. В полудреме мечтал я о еврейке, которую мне найдет КАТЗ. - Кобылице в колеснице фараоновой уподоблю я ее, - ворковал главный инженер. - Прекрасны ланиты ее под подвесками, шея ее в ожерельях; золотые подвески мы сделаем ей с серебряными блестками, - добавлял завлаб. - Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте его, - горячился начальник яхтклуба, прикрывая меня одеялом.

Был там и сад, где росли фрукты в виде недозрелых слив и яблок. Я их не вкусил. Поселили нас в заводское общежитие ближе к аппаратчицам, а завлаб заливался соловьем о нежности и домовитости заводских девчат, которые были на любой вкус из всех уголков страны. Нам показывали детсады, строящиеся панельные дома на окраинах; я помню, нас - здоровых парней - отправили в принадлежащий заводу профилакторий в живописном месте. Нам устроили экскурсию по соседним волжским городам, нас водили на автозавод, где обещали, что химкомбинат поможет с машиной и запчастями. Намек был прозрачным.

Я решил, что если судьба припрет, а такое не исключалось - главный инженер был абсолютно прав - я не буду терять времени, а сразу поеду в Тольятти. В конце практики я сообщил об этом завлабу, и тот просиял. Это все, что мы хотели, - радостно сказал мне он, - как хорошо, что ты сразу понял. Как начнется, говорит, приезжай.

Исполненный исторического оптимизма вернулся я в столицу.

***

Это единственный раз в жизни, когда мне предлагали рай на земле, с Евою впридачу.
thinking

Многостаночницы. 4. Исповедь несостоявшейся многостаночницы

...Я после 8 класса ушла в физмат школу. И тут вдруг вышло постановление, что все должны получить рабочую профессию. Директор школы вздохнул и отправил всех девочек на фабрику «Веретено». Это старая дореволюционная фабрика на Обводном канале. Видела я там действующие дореволюционные станки (в 1975 году!), но работала на советском. Работали мы раз в неделю по четыре часа. Нам надо было перематывать нитки с маленьких катушек (початки – ~ 80 г) на большие бобины ~1,2 кг, т.е. примерно по 15 початков на бобину. Сначала, пока учили, было просто, надо было обслуживать всего пять бобин. Надо было менять початки и связывать узелки, кроме того, если нитка рвалась, тогда надо остановить бобину, завязать узелок и снова запустить бобину. Потом нас поставили по одной девочке на станок – это около 40 бобин, кажется. Надо было ходить туда-сюда вдоль станка (примерно 15 метров), следить за початками и обрывами. Я за первый день так набегалась, что уже лыка не вязала от усталости. Чтобы вечером заниматься не могло быть и речи.

Вот тогда я включила голову. Как сделать так, чтобы всё успевать и меньше уставать? Я перестала метаться вдоль станка, стала ходить равномерно, чтобы початки сматывались по очереди. Если нитка обрывалась, то я оценивала сколько ниток на данном початке, сколько – на соседних, сколько метров идти к той бобине и в зависимости от этого принимала решение – возвращаться к обрыву или продолжать идти дальше вдоль станка. Мастер это заметила и стала ставить за моей спиной девочек, чтобы они наблюдали и перенимали. Оказалось, что я работаю по прогрессивному методу, который только недавно стали внедрять в этом цеху технологи. Метод назывался «с разгона початков». Самое главное было преодолеть искушение и не бросаться сразу к обрыву. То есть, сначала подумать, потом – делать. Но никто из девочек так и не смог. Они продолжали метаться вдоль станков. А у меня оставалось много свободного времени, я не уставала, подходила поболтать. Дать мне два станка было нельзя – охрана труда подростков.

Нам за работу платили с выработки. Так вот после первого месяца моя зарплата была почти в два раза выше, чем у остальных! Девчонки не понимали: она только ходит, языком чешет! Больше меня зарабатывала только Катюшкина. Она была здоровая, сил у неё было много, она могла себе позволить не думать, а изображать броуновское движение у станка. Мы ее за глаза окрестили «Катушкиной».

Потом, по окончанию обучения, меня звали после школы на фабрику, говорили, что я перспективная. Но я на математический факультет пошла...

(подсмотрено здесь http://ptitza.livejournal.com/717556.html?thread=4877044#t4877044 )
thinking

Многостаночницы

Интересно, как все эти стахановцы и ткачихи с бабарихами сами повывелись после войны; заглох почин...

Я, честно говоря, не понимаю про ткачих. Стандартная версия была примерно такая: купили на заводе американские станки, но нормы обслуживания были в 2 раза ниже, чем в Америке (вероятно, из-за плохого сырья). Дуся Виноградова сотоварищи достигла стандартной американской нормы, а потом перевыполнила ее в три раза.

Я не большой знаток текстильного производства, но по фильму станок был автоматический и прял ткань сам; работа Дуси (которую играла Любовь Орлова) заключалась в том, чтобы вязать порванные нитки. Нитки рвутся произвольно, а с увеличением числа станков экономия в связывании ниток должна компенсироваться удлинением маршрута (ведь еще нужно обнаружить, где порвалась нитка). Вероятно, американская норма была определена из этих соображений.

Из этого логически следует, что побить рекорды можно только снижая вероятность разрыва ниток. Стандартная версия намекала на какую-то рационализацию инженеров завода, которая уменьшила "отрывность основы", сделав возможным трудовой подвиг, но не сообщала, в чем она заключалась. Перед вязкой нитку пропитывают клеем ("шлихтуют"), чтобы она меньше рвалась. Поскольку клей надо потом удалять, состав шлихты компромиссный: обычно никто не пытается сделать композит, который совсем не рвался бы, т.к. это затруднило бы удаление клея.

Моя теория советских многостаночниц в том, что для них делали какую-то осбенную шлихту, понижающую обрывность ниток; без этого "рекорд" физически невозможен. Вероятно, такую шлихту можно в конце концов удалить, хотя это удораживает общий процесс; но это уже проблема не производителя, а потребителя.

thinking

Про огурцы и стеклянные банки

...Машина несется по дороге, мелькают городки. Какие пышные названия! Сиракузы, Помпеи, Батавия, Варшава, Каледония, Ватерлоо, Женева, Москва, чудная маленькая Москва, где в аптеке подают завтрак номер два: горячие блины; облитые кленовым соком; где к обеду полагаются сладкие соленые огурцы; где в кино показывают картину из жизни бандитов, - чисто американская Москва.
http://lib.ru/ILFPETROV/amerika.txt_with-big-pictures.html

Ильф и Петров написали "Одноэтажную Америку" в 1935-м году. По их словам типично американские "сладкие соленые огурцы"
https://en.wikipedia.org/wiki/Pickled_cucumber#Bread_and_butteur
не просто распространены, а полностью вытеснили традиционные соленые огурцы. Такие "сладкие соленые огурцы" огурцы в 50-х станут основой макдональдсовского рецепта. Примечательно то, что эти огурцы начали победное шествие по Америке только в середине 20-х годов. Редко увидишь столь революционную смену предпочтений.

...Bread and Butter Pickles originated with an Omar and Cora Fanning in Illinois. They used a recipe which had been in Omar's family for a few generations, so it may have been a known recipe in their area. Omar and Cora, though, commercialized the pickle with the "Bread and Butter" name in the early 1920s, applying for a trademark on the logo for the pickles in 1923. Bread and Butter Pickles became quickly popular in the 1920s, alternately being marketed as "old-fashioned" and "the latest thing." Other brands such as "Home Garden" elbowed their way onto the market as early as 1925. In the early part of the 20th century Cora and Omar Fanning of Streator, IL found themselves short on cash. What they had going for them, however, was a reliable crop of cucumbers and Mrs. Fanning's great recipe for sweet & sour pickle chips. Mrs. Fanning worked out an agreement with a local grocer, who gave her groceries -- including bread 'n butter -- in exchange for the pickles. The name stuck, and has been used by many companies ... Although Mrs. Fanning's pickles began in the Midwest, they are not widely distributed there, but are more readily found in the Eastern, Southern and Western states." http://www.cooksinfo.com/edible.nsf/pages/breadandbutterpickles

Так вот: в Стреторе, штат Иллинойс, откуда родом эти огурцы, находился крупнейший в Америке завод по производству стеклотары ( = Through the 20th century Streator was known as the "Glass Container Capital of the World.")
https://en.wikipedia.org/wiki/Streator,_Illinois#Glass_manufacturing

Завод искал как сбыть стеклотару. Они уцепились за местный рецепт кисло-сладких огурцов, которые готовят прямо в стеклянных банках, и нашли производителей. Местные фермеры были в восторге, т.к. туда годятся огурцы любых размеров и форм (их режут на ломтики). До этого огурцы в стеклянные банки никто не закатывал, их продавали на развес из бочек и горшков. Такие огурцы (редкая дрянь, как справедливо написано в книге) сразу полюбились амерканскому общепиту, который работает и в холод и в жару; эти огурцы ничто не берет. Так американцы подсели на "сладкие соленые огурцы" в стеклянных банках. Только потом в продаже появились "традиционные" соленые огурцы в тех же банках. Власик начал продажу своих (мичиганских) огурцов в 1937-м году; компания выросла только после войны.

Мои любимые огурцы (местные иллинойские Claussen) так и продавались на развес до 70-х годов. Они требовали охлаждения, которого не было тогда в супермаркетах. В 70-х владельцы решили их продавать в упаковке. Они сначала выбрали пластик. Однако, оказалось, что такие банки плохо покупали. Хотя к предыдущему посту оставили немало замечаний и остроумный соображений (почему стеклотара предпочтительна), реальная причина была иной. Никто, включая меня, не догадался.

Стекло хорошо проводит тепло, и когда берешь стеклянную банку в руку, она холодная и сыроватая на ощупь (из-за быстрой конденсации воды). С пластиком такого чувства нет, и покупатели предпочитали стекло; огурцы казались непривычно теплыми, что было подозрительно. Об этом я нашел упоминание тут
https://books.google.com/books?id=iZQC6pn2jHgC&pg=PA433

Оказывается, известная история.
thinking

Радикальный черный цвет

Для окраски есть замечательное средство "Титаник". Получено с таможни. Контрабандный товар. Не смывается ни холодной, ни горячей водой, ни мыльной пеной, ни керосином. Радикальный черный цвет. Флакон на полгода стоит три рубля двенадцать копеек. Рекомендую как хорошему знакомому.

Мой прадедушка, Шломо Элiасовъ Абрамсонъ, покинул родной Якобштадт Курляндской губернии, поехав учиться в Германию, и осел там. В юности он был шикарный господин, похожий на Макса Линдера. Прадедушка выучился на инженера-химика; красители были его специальностью. На каникулах в Двинске он познакомился с моей прабабушкой из Ковно, проездом гостившей у родни, там родилась моя бабушка. После Германии прадедушка ненадолго переехал в Америку, но вернулся в Россию: один завод посулил ему немалые деньги, чтобы он стал главным инженером. Завод получал военные заказы на краску. Ему выхлопотали от градоначальника билет нумер 15523 на жительство в столице, и он оказался в Петербурге.

Бабушка Дора закончила немецкую гимназию и, пока не прошла жизненные университеты, по-русски изъяснялась с некоторым трудом. Впрочем, это не помешало ей разводить фокстерьеров, окончить консерваторию, написать пособие по парусному спорту и выучиться в ЛГУ на инженера-электрохимика. Однако, она предпочитала читать на немецком и французском; на пенсии она подрабатывала переводами технической литературы с четырех языков: с любого на любой. Причина ее отвращения к советской печатной продукции была довольно необычной.

Прадедушка работал запоем и прямо жил на своем заводе: днем управлял делами, вечером изобретал красители в лаборатории. Далеким от химии невдомек, что стойкая черная краска - вершина синтетического искусства: дешевыми средствами надо создать ароматическое гетеросоединение, в котором было бы столько сопряженных связей, чтобы оно поглощало весь видимый свет. При этом синтез должен происходить внутри волокна, чтобы реагенты свободно туда входили, но пигмент не мог выйти, будучи слишком большим или химически связанным. "Радикальный черный цвет" назывался радикальным потому, что перм-процесс, которым до сих пор пользуются, чтобы красить волосы, основан на радикальном окислении фенилендиамина перекисью водорода в щелочном растворе. Кстати, детали этого процесса до сих пор плохо известны, см.
https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/chemistry/hair%20perms%20ChemRev%202011.pdf
Многие недоумевают, почему волосы красят таким заковыристым способом, а текстиль и шерсть - другим (используют красители, которые реагируют с волокнами, а не застревают внутри). Такие реакции легко идут там, куда голову лучше не совать. Как только не изощрялись, чтобы обойти эту трудность (фотореакции, инициаторы, и т. п.), но улучшить процесс, придуманный в прадедушкин год рождения не получается. Может, через столетие-другое найдут что-нибудь, а пока наука бессильна.

Однако, даже для текстиля черный цвет - непростое дело; долгие годы это были варианты одного красителя - Sulfur Black 1
http://en.wikipedia.org/wiki/Sulfur_dye
https://dl.dropboxusercontent.com/u/43807687/chemistry/sulfur%20black%201.pdf
который получают действием Na2S на 2,4-динитрофенол. Ни структура этого красителя, ни механизм реакции не известны по сей день. В красителе есть сульфидные мостики, которые расшивают, и меркаптаны реагируют с такими же мостиками в волокнах. Прадедушка на досуге пытался понять свойства и структуру красителя; это было безнадежное занятие, но он-то этого не знал. Однако, в практической стороне прадедушка был силен. Типографская краска - и вовсе хитрое дело, там десятки ингрeдиентов; черный цвет в ней из частичек угля, там как раз все просто, но прадедушку более занимала синяя краска.

Он думал хорошенько разбогатеть в России и вернуться в Германию или Америку, но судьба распорядилась иначе. Началась война. О Германии не было речи. Топографических карт и красителей для обмундирования сразу потребовалось огромное количество, прадедушка был очень занят и не заметил, как наступила революция. Вся Власть Советам, прокламации, воззвания, листовки, газета Правда, бланки наркомпроса, хлебные карточки - все это печаталось прадедушкиными красками. Анархия - мать порядка, матросские бушлаты, траурные ленты - все это было покрашено прадедушкиными красителями. Короче, выезд из страны ему был запрещен, и лeбенсраум сузился к проходной Госзавода Полиграфических красок в Средней Рогатке. Там он выковывал новые кадры, а как он их воспитал, тут его и арестовали. Но через несколько лет, побитого и постаревшего, его отыскали и выпустили, т. к. один языковед, заметивший, что незаменимых у нас нет, провел прокуренным пальцем по странице своего собрания сочинений, и по результату инспекции коротко сказал, чтобы спеца вэрнули. Было это в 1935-м году. Никто прадедушку после этого не мучал, он тихо делал краски в ссылке. Прадедушка прожил долгую жизнь и умер после войны в жуткого вида кровати орехового дерева стиля арт нуво, вывезенной им на пароходе из Америки начала века. Через двадцать лет на ней началась моя собственная эпопея.

Во время войны бабушка оказалась в Челябинске на танковом заводе. У Т-34 быстро ржавели гусеницы; бабушка придумала, как сделать гальванические покрытия из подручных средств. Ей позвонил сам в пенсне: проси чэго хочэшь. Хочу, чтобы прадедушку вернули из ссылки. Так прадедушка добрался до ореховой кровати.

Через химию будете прокляты, химией иже и спаситеся.

thinking

Ватники. 2

Спасибо за соображения в комментариях. Понравилась теория подготовки к Большой Войне (вату закладывали в бездонный НЗ). Справедливости ради, предложу свое объяснение.

Вопрос был в том, почему в СССР ватники были в изобилии, тогда как мед. ваты был дефицит (по крайней мере в европейской части СССР; говорят, в азиатской части его не было). Стоило бы узнать: а той ли ватой набиваются ватники?

...Вата, которая используется для производства одежды, и медицинская гигроскопическая вата отличаются и по технологии производства, и по сырью. Для обычной ваты отбираются засоренные угары – отходы, которые образуются при переработке волокнистых текстильных материалов (чаще всего это короткие волокна). Сначала они очищаются от мусора на пыльном волчке. Жесткие волокна предварительно расщепляются на многобарабанных щипках. Волокнистая масса из такого сырья разрыхляется, очищается, смешивается и формируется в холсты при помощи специального оборудования. В основе холста лежит бесформенная масса волокна, которая при помощи валичной чесальной машины превращается в съем («планку») ваты определенной толщины и структуры. Готовая вата проходит осмотр на предмет брака, прессуется и упаковывается в кипы весом 40-50 кг каждая. В таком виде вата отправляется на швейные и мебельные производства. Производство медицинской гигроскопической ваты имеет свои отличия. В этом случае сырье предварительно разрыхляется и очищается на рыхлительно-очистительном агрегате. Затем оно варится в щелочи под давлением при температуре не выше 130° С и обрабатывается гипосульфитом натрия. В результате этой обработки изменяется физическая структура волокна и его естественный желтоватый цвет, удаляются азотистые и пектиновые вещества. Волокно приобретает белый оттенок и характерные свойства (в первую очередь, гигроскопичность). Затем волокно обрабатывается так же, как при производстве одежной ваты. На последнем этапе производства медицинская вата стерилизуется при температуре 125° С и давлении до 3 атм. http://www.openbusiness.ru/html/dop10/vata.htm

Ватники наполняются стандартным отходом текстильной промышленности (несортные волокна). Любое предприятие производило тонны такой ваты, и одним из простых способов их утилизации было шитье ватников на тех же заводах. Поскольку заводов было огромное количество, ватников было хоть завались. Гигровата хоть и называется в обиходе "вата" - иной продукт с иной технологией изготовления. В европейской части было два завода по производству такой ваты, оба построенные в 1965-м году по отечественной технологии и износившихся к концу 1980-х годов. Поскольку везти текстильные отходы со всей территории на эти два завода было нерентабельно, они работали на исходном сырье.

Почему не было ваты? Ее не было из-за предельной централизации производства. Любой сбой (неизбежный в такой ситуации, особенно к концу срока жизни) приводил к падению выпуска, и ее тут же начинали запасать впрок, что при контроле цен означало дефицит. Увеличение производства было невозможно, заводы работали на предельную мощность. Почему не построить третий завод? Потому что потребность лишь слегка опережала производство; строительство нового завода-гиганта было нерентабельным. Почему не построить завод поменьше? Потому что был проект завода-гиганта; зачем мелочиться - и так обойдутся. Не было стимула для проектирования и производства малотоннажного оборудования, которое можно было бы устанавливать на местах; легче было шить ватники, а населению предоставлять запасаться ватой.

Вероятно, в азиатской части не было дефицита, т.к. там пришлось строить отдельный завод-гигант (из-за нерентабельности далеких перевозок), что привело к перепроизводству. И то, и другое - закономерное следствие централизации, а та - плановой экономики.
thinking

Гомеопатическое. Две истории.

1.

Моя мама была органический химик.

Однажды ей надо было разработать синтез какого-то хитроумного вещества для химического завода в братской ГДР. У мамы были две лаборантки, Валя и Зина. Они разработали синтез с Валей, оптимизировав выход, а Зина должна была увеличивать загрузку, чтобы узнать, годится ли метод для производства. В здоровых стеклянных колбах. Попробовала раз - не работает. Два - не работает. Тогда умная Зина попробовала с малым количеством. И опять нe работает. Пошла к Вале и попросила повторить синтез при ней. У Вали все работает. Пришла к себе, повторила один в один - не работает. Позвала к себе Валю. И у Вали не работает. Поменялись лабораториями. В Валиной комнате у Зины все работает, у Вали в Зининой комнате - не работает. Сказать людям боятся, т.к. смеятся будут. Две недели так маялись. Меняли посуду, горелки, и т. д. Наконец, вконец отчаявшись, маме сказали. Мама развернула бурную деятельность, забросив мое воспитание, и за неделю докопалась до истины!

Обе лаборантки пользовались одним и тем же органическим растворителем, налитым в одинаковые бутылки. Однако, хроматографическое следствие показало, что в одной бутылке растворитель был перелит из бочки одного завода, а в другой - из другого, так как предыдущая бочка закончилась. Оба завода пользовались одной и той же технологией, и их продукция удовлетворяла 99.99% стандарту чистоты, но производство никогда не бывает в точности одно и то же. В одной партии растворителя реакция шла, в другом - нет. Мама догадалась, что один из них содержит примесь, которая катализировала реакцию. Без него та не шла. Тот катализатор, что они добавляли не работал, он катализировал побочную реакцию, с которой они сражались, а работала на самом деле эта неизвестнaя, случайная примесь в ничтожной концентрации. Определение этой примеси, установление ее структуры и разработка ее синтеза заняли пару лет, и это стал стандартный катализатор для этого типа реакций.

2.

Я тоже химик.

Жидкий циклогексан обладает удивительным свойством: если его ионизовать, то возникает положительный заряд, который двигается в 200 раз быстрее диффузии молекул жидкости. Возникло два объяснения: (1) что это аналог дырки в полупроводнике (быстрая перезарядка радикала катиона, когда электрон прыгает с молекулы на молекулу), (2) что это прыгает протон. В свое время это проблема была важна, т.к. пытались понять, что нужно для быстрого дырочного транспорта в молекулярных системах. Ею занимались в Америке и Европе, применяя разные хитрые спектроскопии. В Америке получалось, что это протон, в Европе - дырки. Но такое бывает. Известно, откуда у многих руки растут... Американцы полагали, что это европейцы не умеют ставить эксперименты, в Европе - аналогично про американцев. Так дело и шло с 70-х, когда явление было открыто.

За 20 лет трансатлантические отношения были заметно испорчены.

В середине 90-х я случайно выяснил, в чем было дело. Циклогексан содержал в себе небольшую примесь диметилциклопентана. Так как производители в Европе и Америке были разными, содержание примеси заметно отличалось. Энергия дырки на циклогексане была лишь немного выше, чем на примеси, и за время жизни дырки, она обратимо скакала туда и обратно, что приводило к аномалиям в спектроскопии, которая неверно истолковывалась в пользу протонной проводимости (из-за рекордной скорости спиновой релаксации). Примеси было мало, но сыграла роковую роль высокая подвижность заряда: скорости реакций были очень высоки.
http://pubs.acs.org/doi/abs/10.1021/jp9731112

Так была восстановлена дружба народов.
thinking

Математика и жизнь

В детстве была любимая книга - "Математический калейдоскоп" Гуго Штейнгауза.

Одна из его мыслей и по сей день не дает мне покоя: размеры ботинок. Обувной завод может произвести только определенное количество размеров, скажем, N, который покрывает весь континуум за вычетом ничтожного числа "ненормально" редких ног. Стопа примерно прямоугольна, т.е. размер - это точка Х на плоскости. Классифицирующая система должна разбить плоскость на N областей с выбранной в каждой области точкой так, чтобы эта точка оказалась как можно ближе к Х. Легко показать, что шестиугольное заполнение плоскости самое лучшее, и оно дает 7% выигрыш по сравнению с квадратным.

Несмотря на это положение, все обувные размеры (будь то национальный или международный стандарт, aka Мondopoint) основаны на прямоугольной решетке. Каждый раз, что натирают ботинки, я это вспоминаю.

Доколе? Хватит, наконец!
thinking

Было б в мире положенье попроще, мы б охотно вам присвоили званье

Прочел трагическую историю в C&E News, о мировой несправедливости:
http://cen.acs.org/collections/homesec.html

Некая пакистанская компания (незнакомая с эпосом о Климе Петровиче Коломийцеве) уже который год пытается добиться разрешения на постройку колоссального завода по производству аммонала в штате Индиане.

А их все отсылает референт к референту...

А так, – говорят, – ну, ты прав, – говорят, –
И продукция ваша – лучшая!
Но всё ж, – говорят, – не драп, – говорят, –
А...